Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Посоветовать другу

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Вторник, 27.06.2017, 22:02
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | | Вход
Эхо иллюзий


Опубликовано в журнале «Нефть России», 2007 г., № 3.)


ЭХО ВЧЕРАШНИХ ИЛЛЮЗИЙ
Нужна ли «отлакированная» история российским нефтяникам и газовикам?

Александр МАТВЕЙЧУК, кандидат исторических наук, действительный член РАЕН

Исследовательская деятельность историка – это только на первый взгляд, чинная и размеренная работа в архивах и библиотеках. За этой кажущейся простотой скрыт от посторонних глаз сложный процесс мучительного поиска истины через трудный, порой многолетний путь, на котором наряду с находками, успехами, немало и разочарований. А наряду с объективными трудностями, присущими этой сложной деятельности, и сегодня исследователям новейшего периода истории России приходится нередко преодолевать активное сопротивление тех, кто упорно цепляется за обветшалые идеологические мифы и стереотипы прошлого.

Декабрьский сюрприз
С Николаем Михайловичем Ерониным, членом редакционного совета сборника «Ветераны» я познакомился лично 19 марта 2004 г. во время открытия выставки «Нефть и газ в истории России» в Политехническом музее. Тогда общение с ним произвело на меня хорошее впечатление, он высоко оценил работу организаторов выставки, хотя достаточно сдержано отозвался об  экспозиции советского периода истории отрасли. Из его слов я узнал об активной деятельности Совета ветеранов ОАО «Роснефть», о больших творческих планах по предстоящим выпускам сборника «Ветераны». Затем мы виделись неоднократно на различных отраслевых мероприятиях. А последняя наша встреча произошла 28 февраля 2006 г. во время работы научно-исторической конференции «Роль частного предпринимательства в развитии нефтяной промышленности России во второй половине XIX века». После ее окончания, на скромном товарищеском фуршете, Н.М.Еронин произнес проникновенный тост, в котором поблагодарил российских историков за их активную деятельность по воссозданию подлинной истории отечественной нефтяной промышленности.
После этого, прошло чуть более девяти месяцев и весьма неожиданно для меня в сборнике «Ветераны» № 19, вышедшем в свет в середине декабря 2006 г., появилась его статья «Нападки на историю нефтяной промышленности России», в которой содержались голословные обвинения и резкие, оскорбительные выпады в мой адрес.
По словам Н.М.Еронина «немалое удивление и даже возмущение» у него вызвал мой очерк «Первый нефтяной фонтан в России», опубликованный в феврале 2006 г. в журнале «Нефть России», где  он увидел стремление автора на основе «высокомерия и неуважения к прошлому», «бросив еще один камень в советское прошлое», «обвинить в неком подлоге» и «унизить лидеров нефтяной промышленности 60-х годов прошлого века».
Что же послужило причиной столь бурной и негативной реакции члена редакционного совета сборника «Ветераны»? И в какую же болевую точку его самолюбия попали всего лишь несколько обезличенных предложений и один риторический вопрос во вводной части моего исторического очерка, посвященного в основном далеким событиям более чем столетней давности? 
20 декабря 2006 г. мною было отослано письмо Н.М.Еронину с подобными вопросами, ответа на которое до сих пор нет. И в этом случае я не стану впадать в пафос ответного негодования и считаю необходимым спокойно взвесить и оценить, все существенное, что относится к данному вопросу.
А чтобы не отсылать читателя к подшивке журнала «Нефть России», поясню вкратце смысл моего очерка «Первый нефтяной фонтан в России». Он был  посвящен событиям 60-х гг. XIX века и рассказывал о трагической судьбе гвардии полковника Ардалиона Новосильцева (1816-1878) и его единомышленников по разработке нефтяных месторождений на Кубани. Благодаря успешной деятельности российских буровиков во главе с Владимиром Петерсом  3 (15) февраля 1866 г. в долине реки Кудако и был получен первый нефтяной фонтан в истории России, знаменательно обозначивший наступление индустриального этапа в истории отечественной нефтяной промышленности.
Однако, к сожалению, это эпохальное событие ушло в тень. Вместо этого, уже более 40 лет вновь и вновь в отечественной прессе и популярной литературе в качестве даты отсчета истории нефтяной промышленности неизменно приводится 1864 г., время трех неудачных попыток американской буровой бригады во главе с Г.Клеем. В очерке было также отмечено, что, к возникновению и последующему клонировании данной исторической нелепости в отечественных средствах массовой информации и литературе привело широкое празднование в стране в 1964 г. «100-летия нефтяной и газовой промышленности СССР».

Свинцовые капли хрущевской оттепели
Поиски ответа на вопрос, почему же неудачные попытки американских бурильщиков 1864 г. спустя сто лет были возведены в ранг национальной победы, с которой был начат отсчет истории нефтяной промышленности, и что еще более удивительно и газовой отрасли, привели меня к необходимости обратиться к более обстоятельному рассмотрению событий сорокалетней давности.
В своей статье в сборнике «Ветераны» Н.М.Еронин упоминает, что предложение о проведении юбилейных торжеств в честь 100-летия нефтяной и газовой промышленности СССР было «поддержано правительством и ЦК КПСС», но как-то невзначай опускает один весьма существенный факт. В тот период руководство партией и советским правительством осуществляло только одно лицо: Первый секретарь ЦК КПСС, Председатель Совета министров СССР Н.С.Хрущев (1894-1971), сосредоточивший в своих руках безграничную власть.
Надо отметить, что период нахождения у власти Н.С.Хрущева, большинство современных историков оценивает как время парадоксальных субъективных и в большинстве своем ошибочных политических и экономических решений. Всесторонне характеризуя его личность, известный историк Рой Медведев отметил, что «…он усвоил и многие черты приверженцев Сталина: авторитарность и жестокость, умение лавировать в лабиринтах бюрократической власти, умение молчать, говорить неправду, скрывать сомнения, не замечать очевидное» (1).
Начав в 1956 г., казалось, активную кампанию по развенчанию культа личности И.В.Сталина и его последствий, получившую название «оттепели» Н.С.Хрущев в дальнейшем проявил существенную непоследовательность и нерешительность.
Его грандиозным утопическим проектом стала принятая на XXII съезде КПСС (1961г.) двадцатилетняя программа строительства коммунизма в СССР в которой «Партия торжественно провозглашает: «Новое поколение советских людей будет жить при коммунизме». Уже к 1970 г. предполагалось обогнать по основным показателям в  экономическом соревновании США. А перед советскими нефтяниками была поставлена фантастическая задача довести к 1980 г. добычу нефти до 690-710 млн т., т.е увеличить ее в почти в пять раз по сравнению с 1960 г. А газовая промышленность СССР должна была дать 680-720 млрд. куб. м. природного газа, против 47 млрд. куб. м. в 1960 г.
Решение Н.С.Хрущева по ликвидации крестьянских подсобных хозяйств привело к острой нехватке продовольствия в стране, стало следствием «штурмового» освоения целинных и залежных земель, что  в итоге вызвало эрозию почв на значительных территориях, резкое уменьшение площадей пастбищ и сокращение поголовья скота. Попытка решить продовольственную проблему волевым партийным решением повсеместно сеять кукурузу (за счет сокращения посевов ржи и пшеницы) привело к дефициту основного продукта питания советского населения - хлеба.
С его ведома 2 июня 1962 г. мирная демонстрация трудящихся и населения в Новочеркасске, требовавшая приемлемых жизненных условий, была расстреляна войсками. Погибло 24 человека, в том числе дети, а семеро рабочих приговорены советским судом к высшей мере и казнены.
И еще один красноречивый факт. Именно при Н.С.Хрущеве вновь возродилась компания богоборчества первых лет советской власти, существенно усилился натиск государства на Церковь, на верующих и духовенство приобрел характер политической войны. Только за 1960-1964 гг. количество церквей и молитвенных домов уменьшились на 5 тыс. 457. На 1 января 1964 г. из 8 ранее действующих духовных семинарий было закрыто 5. Среди них: Киевская, Саратовская, Ставропольская, Минская и Волынская (Луцкая) семинарии. В середине 60-х гг. ХХ в. Русская Православная Церковь имела на территории СССР лишь 18 действующих монастырей, тогда как на 1 января 1959 г. их насчитывалось 63. В числе закрытых оказалась и древняя российская святыня - Киево-Печерская Лавра (2).
Неоправданная интенсификация в сфере промышленного производства и всемерно поощряемый рекордизм в ходе движения за выполнение программы строительства коммунизма вскоре подорвали производительную и сырьевую базу СССР. В 1961 г. для объяснения кризисного состояния советской экономики возродились формулировки о "вредительствующих спекулянтах и нетрудовых элементах", разваливающих и тормозящих путь к светлому будущему. За «экономические преступления» суды стали выносить приговоры с применением высшей меры наказания, по которым только за два года было казнено 160 человек (3).
Глубина и системность кризиса в СССР в условиях единоличной власти Н.С.Хрущева усугублялись противоречивыми действиями ряда представителей партийно-административной системы регионального уровня, выдававшими желаемое за действительное и шедшими на всякие изощренные ухищрения, а нередко и на прямые приписки, фальсификацию. Как точно отметил исследователь советского периода, доктор экономических наук Григорий Ханин: « Официальная статистика создавала ложную картину не столь большого и к тому же быстро сокращающегося отставания промышленности СССР по уровню производительности труда от США и других западных стран. Министерства и предприятия, особенно в многономенклатурных отраслях, могли показывать значительное повышение производительности труда, достигнутое за счет скрытого роста, а плановые органы не могли, а часто не хотели уличить их в обмане» (4).

Больше праздников, хороших и разных!
К началу 1964 г. в СССР уже назрел острейший экономический кризис. Душевой урожай зерна в 1963 г. составил всего 483 кг, для сравнения, в Российской империи в 1913 г. этот показатель был выше и составлял 540 кг. (5). Достаточно быстро с прилавков исчезли мясные и молочные продукты, Через 19 лет после окончания Великой Отечественной войны в стране возникли огромные, многочасовые очереди за хлебом, в которых действовал принцип «одна буханка в руки». Однако, несмотря на острую нехватку продовольствия в стране, последний год нахождения на вершине власти «выдающегося политического и общественного деятеля современности» Н.С.Хрущева  был ознаменован самыми разнообразными мероприятиями по празднованию всевозможных юбилейных дат, основной целью которых было отвлечение мыслей советских трудящихся о «хлебе насущном». Как проговорился Н.М.Еронин, празднование столетнего юбилея отрасли вызывалось необходимостью «безусловной моральной поддержки» для трудовых коллективов нефтяников и газовиков. Одним словом девиз «Больше праздников хороших и разных» был взят на вооружение партийного аппарата.
В феврале-марте 1964 г. с большим размахом отмечено «400-летие русской печатной книги», в ходе которых «звездопадом» правительственных наград был осыпан руководящий состав Государственного комитета СССР по делам издательств, полиграфии и книжной торговли и его подведомственных организаций. Менее заметно в начале апреля прошло столетие Московского зоопарка, в честь этого события была выпущена только юбилейная серия почтовых марок.
Зато 17 апреля 1964 г. в стране с небывалым размахом состоялось празднование 70-летнего юбилея Н.С.Хрущева. В этот день ему  к трем золотым звездам «Героя Социалистического труда» была добавлена золотая звезда «Героя Советского Союза».  Славословие в партийной печати казалось, уже  не знало границ. На экраны вышел полнометражный фильм «Наш дорогой Никита Сергеевич», просмотр которого в учебное время стал обязательным для всех советских школьников и студентов. С размахом в трудовых коллективах страны прошла и презентация 8-го тома Собрания сочинений Н.С.Хрущева под названием «Строительство коммунизма в СССР и развитие сельского хозяйства».

Юбилей с бутафорским подтекстом
В августе 1964 г. дошла юбилейная очередь и до советских нефтяников и газовиков. С санкции Н.С.Хрущева этому празднованию был придан большой размах. Обращение партийно-политического руководства страны «К новым трудовым успехам товарищи  нефтяники и газовики!» открывалось словами «Дорогие товарищи! Центральный комитет КПСС и Совет министров СССР горячо поздравляют вас со знаменательным событием – столетним юбилеем отечественной нефтяной и газовой промышленности….» (6). Указом Президиума ВС СССР от 29 августа 1964 г. объединение «Краснодарнефтегаз» Северо-Кавказского совнархоза было награждено орденом Трудового Красного знамени. Высокие правительственные награды получил и ряд руководителей нефтедобывающих и газовых предприятий в различных регионах страны. А для награждения рядовых нефтяников и газовиков был изготовлен почетный знак «под золото» с величавой надписью на реверсе «Столетие нефтяной и газовой промышленности СССР. 1864-1964».
Просто удивительно, что тогда никому в голову тогда не пришло, что в 1964 г. советская нефтяная промышленность могла отметить всего лишь свою 46-ю годовщину, так как она ведет отсчет своей истории с 20 июня 1918 г., со дня принятия СНК РСФСР декрета о национализации отрасли. А история газовой промышленности СССР к тому времени вообще насчитывала и того меньше.
Однако понятно, что подобные «некруглые» даты, вряд ли могли стать обоснованием для подготовки наградных представлений в правительственные структуры и проведении последующих праздничных мероприятий. И тогда был выбран иной путь.
Н.М.Еронин в своей статье в сборнике «Ветераны» называет имена видных руководителей отрасли, которые якобы одобрили празднование пресловутого 100-летнего юбилея. Но ведь ему как опытному человеку, понятно, что в силу своего высокого положения, они могли только на веру принять те сведения, которые содержались в исторической справке, подложенной к представлению.
У исторической нелепости образца 1964 г. есть конкретные создатели. Сегодня можно найти и назвать имена этих людей. Достаточно обратиться к материалам Российского государственного архива социальной и политической истории, что бы в фондах ЦК КПСС и ВС СССР найти соответствующие представления, где на обороте указаны фамилии конкретных «исполнителей» документов. Правда в этом случае возникает резонный вопрос, в какой степени все это поможет убедить Н.М.Еронина в ошибочности его позиции?

Зыбкая основа исторической нелепости
Полагаю, что достоверные сведения о реальном событии, первом российском нефтяном фонтане в феврале 1866 г. все же имелись в распоряжении руководства объединение «Краснодарнефтегаз» и Северо-Кавказского совнархоза. Но поскольку они не могли стать обоснованием для «100-летнего юбилея» их попросту проигнорировали. «Подручными силами» стал вестись поиск более приемлемых событий, и вскоре в архиве найдены документы, который казалось, соответствовали пожеланиям начальства.
Одним из них был рапорт столоначальника Таманского окружного сыскного начальства в войсковое правление Кубанского казачьего войска от 18 сентября 1864 г. № 6610.  Его содержание гласило: «В Сыскном начальстве слушан рапорт Старотиторовского станичного правления от 8 июля № 705, коим доносит, что получивший в откупное содержание войсковые нефтяные источники полковник Новосильцев начал разрабатывать нефть в ведомстве Старотиторовской станицы, произвел следующие постройки, барак из досок в 63 фута длины, а в ширину 18 футов с 4 окнами и 4 дверями для житья мастеров. Другой барак под которым стоит локомобиль, паровая машина в 10 лошадиных сил, выстроен из досок в 24 фута, а шириной 16 футов, кроме сего построен еще деревянный станок для вбития железных труб. Определено о содержании рапорта Старотитаровского станичного правления № 705 донести Войсковому правлению».
Вот теперь, из этого текста читатель сам может наглядно убедиться, что же легло в основу документального обоснования широкого празднования в 1964 г. «Столетия нефтяной и газовой промышленности СССР». К сожалению, тогда никто из советских руководителей так и не потрудился обратиться к профессиональным историкам, чтобы они провели тщательное исследование архивных материалов и дали свое компетентное заключение.
Добавлю к этому только одно, документ от 18 сентября 1864 г. все же весьма интересен для отечественных историков, но только в совершенно ином направлении. Из него ясно следует, что царская политическая полиция осуществляла повседневную слежку за американскими бурильщиками, которые, по мнению высших чинов Третьего отделения и Корпуса жандармов, могли посеять на Кубань зерна «крамолы и вольнодумства».

В путах идеологических стереотипов прошлого
Эмоциональные фразеологические обороты, которые использовал Н.М.Еронин в своей статье в сборнике «Ветераны», показались мне «до боли знакомыми», именно такой стиль в 60-80-х гг. ХХ в. был присущ всем передовицам газеты «Правда», главного печатного органа ЦК КПСС.
Обращение к биографическим справочным изданиям подтвердило мою догадку. Оказалось, что Н.М.Еронин, почти 25 лет, с 1963 г. по 1988 г. работал в аппарате ЦК КПСС и непосредственно «курировал» нефтяную промышленность. Отсюда стало предельно ясно, почему вся его обширная статья была буквально «нафарширована» определениями и формулировками из текстов постановлений ЦК КПСС по идеологическим вопросам в духе разбора персонального дела вольнодумного историка, допустившего серьезные отклонения от линии партии и посмевшего «ерничать и изгаляться  над историей советского периода». И не удивительно, что для этого им в полной мере использованы методы и приемы из обширного идеологического инструментария «ждановско-сусловской школы».
Так в статье Н.М.Еронина читатель не найдет ни слова, о том, что в 1964 г. праздновали именно «Столетие нефтяной и газовой промышленности СССР». О «100-летнем юбилее» газовой отрасли и американской буровой бригаде он просто умалчивает, а по всему своему тексту вместо «СССР» умело подставляет слова «Россия» и «наша страна». Как говорится, почувствуйте разницу!
И оцените еще один его ловкий прием, свои собственные домыслы и суждения он выдает в качестве якобы высказываний историка, стремящегося обеспечить «литературный скандал». Понятно, что далее говорить уже не приходится, насколько уместны ответные категоричные утверждения Н.М.Еронина в адрес автора исторического очерка, такие как: «глупость», «недоразумение», «высокомерие», «неуважительная риторика» и т.д.

К вопросу о принципиальности историка
Я полагаю, что Н.М.Еронин и его соратники по редакционному совету сборника «Ветераны» это честные и искренние люди, обеспокоенные проблемой усиления патриотического воспитания молодежи. Однако из его же статьи явственно следует, что же он понимает под определением «подлинная, а не абстрактная история нефтяной история промышленности» и почему он так яростно защищает это «историческое прошлое от искажения и унижения».
Похоже, что образцом «героической истории отрасли» для него являются опубликованные в 70-80х гг. ХХ в. отраслевые сборники «Нефть СССР», «Газовая промышленность СССР», «Нефтеперерабатывающая промышленность СССР» и др.
Надо подчеркнуть, что все эти издания преследовали определенную цель - формирование у советских нефтяников и газовиков упрощенного, одностороннего и конформистского исторического сознания  на основе постановлений партийного аппарата. Глубокий научный анализ ключевых и переломных этапов в истории отрасли, был сведен к упрощенным причинно-следственным связям. Характерным для этих работ стала описательность, подменившая собой всесторонний исторический анализ и заключавшаяся в фиксации просеянных через сито жесткой идеологической цензуры. Именно поэтому в них полностью отсутствовало описание сложных и противоречивых этапов в истории отрасли, связанных и с судебными процессами 30-х гг. ХХ в. о «вредительстве в нефтяной промышленности СССР», и с массовыми репрессиями в годы «великого террора», о нефтяном ГУЛАГе, о важнейшем значении топливных поставок по системе ленд-лиза и т.д.
Созданная таким образом история «валовых показателей и юбилейных трудовых вахт» хотя и  «прекрасна и поучительна, полна героизма и отваги», но в итоге давала не только искаженную историческую картину, но и по существу закрывала путь к познанию, пониманию истинной сути явлений прошлого.
И именно поэтому нынешняя неадекватная реакция Н.М.Еронина на достаточно обезличенное упоминание о факте «исторического беспамятства» 1964 г. говорит о том, что проблема истинного исторического знания, полноты нашей осведомленности о советском периоде истории отрасли на самом деле есть актуальный вопрос сегодняшнего дня.
В своей статье он пишет: «уважающий себя историк должен обладать высоким чувством собственного достоинства и принципиальностью» Очень правильные слова, вот только смысл он вкладывает какой-то особый, восклицая при этом «не оскорбляйте наших прошлых лидеров и старшее поколение нефтяников…»  Позвольте, а что тогда можно сказать о первом наркоме нефтяной промышленности Л.М.Кагановиче (1893-1991), на совести которого сотни тысяч безвинно погибших советских людей? Или в этом случае вместо архивных документов российские историки должны полностью положиться на его благостные мемуары «Памятные записки рабочего, коммуниста, большевика, партийного и советского государственного работника», где «железный Лазарь» предстает «белым и пушистым»? А как насчет куратора советской нефтяной промышленности маршала Советского Союза, Героя Социалистического Труда Лаврентия Берия (1899-1953)?
По моему мнению, для профессионального историка высокое чувство собственного достоинства и принципиальность в исследовательской деятельности означает только одно, нельзя проходить мимо малейших фактов фальсификации и искажения исторических реалий, любых попыток своеобразной «лакировки» событий прошлого в целях сокрытия правды.
Н.М.Еронину следует понять, безвозвратно ушло в прошлое то время, когда согласно ценным указаниям из кабинетов ЦК КПСС «отраслевые соловьи» воспевали героику юбилейных трудовых вахт, и то, что клонирование им устарелых одномерных догм и идеологических стереотипов является безнадежным и пустым занятием. Невозможно на полуправде, на частичной исторической реальности, на умолчании, а то и на искажении реалий прошлого воспитать подлинного патриота отрасли и России. А тот, кто яростно цепляется за старые ошибки и прегрешения, вопреки очевидным фактам, обречен быть «вечно вчерашним».
Статья в сборнике «Ветераны» ясно показывает, что сегодня, как никогда, история отечественной нефтяной и газовой промышленности нуждается в решительном освобождении от субъективистского произвола, подтасовок, нелепостей и искажений.
Надо отметить, что верный шаг в этом направлении уже сделан авторским коллективом сборника научных работ «Нефть страны Советов» (М., 2005), вышедшего в свет под редакцией академика РАЕН, доктора экономических наук Вагита Алекперова, президента ОАО «ЛУКОЙЛ». В этом же направлении плодотворно работает и доктор исторических наук А.А.Иголкин, опубликовавший недавно монографию «Нефтяная политика СССР в 1928-1940 гг.» (М., 2005). И не может не радовать тог факт, что руководство ОАО «Роснефть» активно использует в своей рекламной и презентационной деятельности слоган «140 лет первому нефтяному фонтану в России».
Сегодня для профессиональных историков решение сложных вопросов об исторической обусловленности и преемственности развития отрасли неизбежно приводит к необходимости всемерного привлечения внимания современных нефтяников и газовиков к усвоению исторических уроков для понимания нынешнего состояния и перспектив нефтегазового комплекса России.

Примечания:
1. Медведев Р. А. Н.С.Хрущев. Политическая биография. М., 1990. С. 11.

2. Официальный сайт Казанского кафедрального собора Санкт-Петербурга// http://www.kazansky-spb.ru

3. В.В.Ильин и др. Реформы и контрреформы в России. М., 1996. С. 150.

4. Ханин Г. Советское экономическое чудо: миф или реальность? // Свободная мысль- ХХ1. 2003. № 12. С. 71.

5. Гайдар Е.Т. Гибель империи. М., 2006. С. 156.

6. Нефтяное хозяйство. 1964. № 9-10. С. 1. .

Матвейчук А.А © 2017