Форма входа

Поиск

Календарь

«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Посоветовать другу

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Среда, 28.06.2017, 17:13
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | | Вход
Третья нобелевская премия




(Опубликовано в журнале «Нефть России», 2009 г., № 6)


«Мазутная» Нобелевская премия

К 100-летию первого присуждения Бакинским отделением Русского технического общества премии им. Эмануила Нобеля


Александр МАТВЕЙЧУК, кандидат исторических наук, действительный член РАЕН


С большим размахом в конце прошлого года в Стокгольме прошло очередное торжественное заседание по вручению Нобелевских премий. На страницах многих отечественных и зарубежных изданий были помещены разнообразные материалы, посвященные как жизни и деятельности Альфреда Нобеля (1833-1896), так новых лауреатов самой престижной международной премии. Однако немногие знают, что в начале ХХ в. в России присуждались и еще две нобелевские премии, одна была учреждена в Санкт-Петербурге Русским техническим обществом в память Людвига Нобеля (1831-1888), а вторая, о которой пойдет речь ниже – Бакинским отделением этого же общества в честь Эмануила Нобеля (1859-1932).


Картельное соглашение

В 1903 г. в российской нефтяной промышленности произошло событие, во много определившее дальнейшую ситуацию на внутреннем рынке нефти и нефтепродуктов – между «Товариществом нефтяного производства братьев Нобель» и «Нефтепромышленным и торговым обществом «Мазут» в конфиденциальной обстановке было заключено особое соглашение. Известное под названием «Нобмазут», оно носило отчетливо выраженный картельный характер и имело в виду проведение согласованной активной торговой политики на внутренних рынках в целях достижения максимальной монополизации сбыта нефти и нефтепродуктов в Российской империи и получения высокой монопольной прибыли. Еще одной причиной создания картеля было стремление со стороны Нобелей заблокировать активные попытки компании Джона Рокфеллера «Standard Oil Company», давно стремившейся проникнуть на перспективный российский рынок. В результате реализации этого соглашения уже через несколько лет доля участия «Нобмазута», на внутреннем нефтяном рынке страны достигла 70-80%, а в отдельные годы этот показатель был еще выше 1.

Следует отметить, что «Нефтепромышленное и торговое общество «Мазут», созданное в 1898 г., полностью контролировалось Парижским банкирским домом Ротшильдов через Маврикия Эфрусси, зятя барона Альфонса Ротшильда. В начале ХХ в. основной капитал фирмы составлял 6 млн. руб. (24 тыс. именных акций по 250 руб.), правление находилось в Москве 2. Общество «Мазут» имело мощную региональную сбытовую сеть, собственное буксирное пароходство на Волге, большой парк вагонов-цистерн для перевозки нефтепродуктов, ремонтные мастерские в с. Дядьково Ярославской губернии и другие сервисные структуры.


«Мазутная» основа премии

Анализ имеющихся документов приводит к выводу, что после заключения вышеуказанного картельного соглашения с «Товариществом нефтяного производства братьев Нобель» Ротшильды стремились закрепить достигнутое, создавая тем самым основу для дальнейшего продолжения сотрудничества. И это нашло свое наглядное воплощение в инициировании ими процесса учреждения премии Эмануила Нобеля в Бакинском отделении Императорского Русского технического общества (БО ИРТО).

В журнале «Труды Бакинского отделения Императорского Русского технического общества» в протоколе заседания Совета Бакинского отделения ИРТО от 28 июня 1904 г. отмечено: «Представители Нефтепромышленного О-ва «Мазут» и некоторые другие фирмы, решив собрать между собой капитал в размере 25 т. р. с тем, чтобы проценты с этого капитала образовывали ежегодно премию им. Э.Л. Нобеля, выдаваемые за лучшее сочинение по добывающей и обрабатывающей нефтепромышленности, предполагают капитал этот передать БО ИРТО»3. Показательно то, что в цитируемом сообщении общества «Мазут» отсутствует какая-либо мотивировка для объяснения подобного обращения в Бакинское отделение ИРТО.

Вскоре оказалось, что идея ротшильдовской компании об учреждении премии имени Эмануила Нобеля на основе капитала в 25 тыс. руб., так и не была поддержана никем из бакинских нефтепромышленников, которые в своем подавляющем большинстве крайне негативно восприняли заключение картельного соглашения между «Товариществом нефтяного производства братьев Нобель» и «Мазутом». Таким образом фирма Ротшильдов осталась единственным участником реализации собственной инициативы, сократив при этом в 2,5 раза ранее заявленный взнос. В протоколе заседания Совета БО ИРТО от 8 ноября 1904 г. было отмечено: «Письмо правления Нефтепромышленного и Торгового О-ва «Мазут» от 29 октября с.г. за № 1947 / VI о том, что оно, в ознаменование 25-летия существования фирмы Т-ва Бр. Нобель, учреждает вместе с другими сочувствующими фирмами премию при Бак. Отделении Технического О-ва имени председателя правления этого Т-ва Эмануила Людвиговича Нобеля, в осуществление каковой цели оно поручает Бак. Отд. Технического О-ва получить от Бакинской конторы О-ва «Мазут» десять тысяч рублей (10 000 р.)»4.

Выдвинув в качестве обоснования своего предложения по учреждению премии, дату 25-летия учреждения «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель», Ротшильды тем самым поставили Эмануила Нобеля в достаточно неловкое положение. Дело в том, что в связи с начавшейся 26 января (8 февраля) 1904 г. русско-японской войной руководство Правление «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель» сочло необходимым принять решение отменить все корпоративные праздничные мероприятия, а ранее ассигнованные суммы направить на «нужды военного времени» и различные благотворительные цели. А в то же время Ротшильды, как было известно из сообщений прессы, поддерживали и финансировали в этой войне Японию.

Через две недели, в протоколе заседания Совета Бакинского отделения ИРТО от 22 ноября 1904 г. появилась информация «о получении, согласно постановления Совета в предыдущем заседании, 10 000 руб. от Бакинской конторы О-ва «Мазут» для образования премии им. Э.Л. Нобель»5. В своем решении по данному вопросу Совет Бакинского отделения ИРТО постановил внести полученные 10 тыс. руб. в качестве вклада в Санкт-Петербургский международный коммерческий банк.


Гладко было на бумаге…

В апрельском выпуске журнала «Труды Бакинского отделения Императорского Русского Технического Общества» за 1907 г. было опубликовано пространное «Положение о премии имени Эмануила Людвиговича Нобеля, учрежденной при Бакинском отделении Императорского Русского технического общества».

В самом начале положения в § 1 было сказано: «Премии этой присваивается наименование премия Эмануила Людвиговича Нобеля, причем, выдаваться она будет за лучшие труды или изобретения по отраслям знаний, неразрывно связанных с нефтяным делом» 6. Эта формулировка окончательно закамуфлировала «Нефтепромышленное и торговое общество «Мазут» как инициатора и единственного спонсора премии. И для непосвященного человека, благодаря использованию нехитрого грамматического приема, отныне она была связана непосредственно с личностью Эмануила Нобеля, который якобы и стал учредителем этой награды. Кстати, следует упомянуть, что в дальнейшем в эту «ловушку» попал и целый ряд советских историков. Так в монографии А.М. Кадырли «Из истории развития дореволюционной бакинской нефтеперерабатывающей промышленности (Баку, 1970 г.) утверждается, что Бакинское отделение ИРТО учредило вышеназванную премию «на средства братьев Нобель».

Положением 1907 года был также установлен фиксированный размер премии в виде 1000 руб. и определена очередность тематической направленности, представляемых соискателями работ: «…премия, подлежащая выдаче за первый год, выдается за труды, посвященные технике добыче нефти или наукам, близко соприкасающимся с ней (как, например, геология нефти). Премия, надлежащая к выдаче за второй год, должна быть посвящена технике обработки нефти или наукам, близко соприкасающимся с ней (как, например, химия нефти); премия, надлежащая к выдаче за третий год, будет выдаваться за труды по добыче нефти; премия четвертого года ¾ за труды по обработке нефти» 7. И наконец, в § 15 Положения было четко определено: «Первая премия в 1000 рублей имеет быть выдана 25 мая 1908 г. за работу по добыче нефти» 8. Соискатели премии, как «русские, так и иностранные поданные» должны были представить свои работы «на русском языке» в БО ИРТО не позже 25 февраля.

Изучение материалов деятельности Бакинского отделения ИРТО показало, что основополагающие пункты Положения 1907 г. так и не были соблюдены ни разу.

В 1909 г. первым лауреатом премии Эмануила Нобеля стал заведующий химической лабораторией Бакинского отделения ИРТО инженер-химик Виктор Герр . В журнале «Труды Бакинского отделения Императорского Русского Технического Общества» было отмечено: «Жюри в заседании, состоявшимся 23 мая 1909 г., признало инженера-химика В.Ф. Герр достойным премии им. Э.Л Нобеля, в половинном размере 500 руб. за представленную им работу «Получение двухосновных жирных кислот ряда щавелевой кислоты при помощи окисления фракций Бакинской нефти от 50° и до 163° С азотной кислотой удельного веса 1,4» 9.

Надо отметить, что эта премия в дальнейшем так и не смогла получить какое-либо значимое признание в российском инженерном и научном сообществе. Об этом явственно свидетельствует тот факт, что ее соискателями даже не пытались стать признанные специалисты отечественного нефтяного дела работавшие в тот период на Апшеронском полуострове и Северном Кавказе: горные инженеры Евгений Юшкин, Семен Квитка, Дмитрий Голубятников, Афанасий Коншин, Николай Лебедев; инженеры-механики Александр Манчо, Владимир Делов, Михаил Унанов; инженеры-технологи Иван Елин, Казимир Бардский, Степан Тагианосов; магистр технологии Константин Харичков, кандидаты естественных наук Иван Стрижов и Александр Муат; доктора химии Адольф Гухман и Григорий Калантар.

В выпусках журнала «Труды Бакинского отделения Императорского Русского Технического Общества» за 1910-1914 гг. можно найти упоминание лишь о нескольких лицах, удостоенных решением жюри поощрительных денежных премий в размере от 300 до 500 руб. Среди них рудничный инженер Константин Ильгинсонис за работу «Аппарат для сверления отверстий и одновременно заливки скважин» (1910 г.); профессор Московского университета Александр Настюков и его ассистент Константин Маляров за работу «О получении и свойствах жидких продуктов конденсации ненасыщенных углеводородов нефти с формалином» (1911 г.) и горный инженер Саак Исааков (Исаакян) за работу «Тартальный барабан, управляемый исключительно руками и приспособление к нему против затаскивания желонки на тартальный шкив» (1914 г.)

В какой-то мере скупые, в денежном отношении, решения жюри можно объяснить тем, что даже названия вышеприведенных работ призеров наглядно свидетельствовали о достаточно скромной их научной и инженерной значимости.

Следует подчеркнуть и еще один существенный момент, а именно, полное равнодушие Эмануила Нобеля к существованию в Бакинском отделении ИРТО премии, носящей его имя. Хотя согласно § 12 Положения руководство Общества обязано было регулярно информировать его об итогах конкурса. В исторической литературе и архивных материалах не удалось найти ни одного документа, в котором содержалось хотя бы какое-либо его высказывание об этой премии.

Что касается, картеля «Нобмазут», то по архивным документам его активная деятельность в России прослеживается на протяжение почти десяти лет, включительно по 1912 г., когда Парижский банкирский дом Ротшильдов завершил свою деятельность в российской нефтяной промышленности. Транснациональный концерн Royal Dutch/ Shell получил 80% акций в их компаниях «Каспийско-Черноморское нефтепромышленное и торговое общество» и «Мазут». Взамен обширной нефтяной собственности в нестабильной России бароны Ротшильды приобрели значительный пакет акций этой мощной британо-голландской корпорации, имевшей отличные перспективы и гарантированное безоблачное будущее в первой половине ХХ века.

Примечания

  1. Монополистический капитал в нефтяной промышленности России (1883-1914). Документы и материалы. М.-Л., 1961. С. 701.

  2. Горное дело в России. Перечень и справочная , адресная книга торгово-промышленных предприятий Европейской и Азиатской России за 1901 год. СПб., 1903. С. 199.

  3. Труды Бакинского отделения Императорского Русского технического общества. 1904. Вып. 6. Сентябрь - декабрь. С. 33.

  4. Там же. С. 53.

  5. Там же. С. 55.

  6. Труды Бакинского отделения Императорского Русского технического общества. 1907. Вып. 4. С. I-II.

  7. Там же.

  8. Там же.

  9. Труды Бакинского отделения Императорского Русского технического общества. 1910. Вып. 3-4. С. 10 - 11.




Матвейчук А.А © 2017