Форма входа

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Посоветовать другу

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Понедельник, 23.10.2017, 05:22
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | | Вход
Статистический провал


Статистический провал или как возник миф о «ничтожности» газовой промышленности дореволюционной России

А.А. Матвейчук, кандидат исторических наук, действительный член РАЕН

Стереотипное утверждение советского периода о «ничтожности» газовой промышленности Российской империи кочует из одного отечественного историко-технического издания в другое на протяжении весьма длительного периода. Эту историческую  несправедливость породили два основных фактора: отсутствие полных и достоверных статистических данных по газовому делу до 1917 г. и «марксистско-ленинский» подход советской исторической науки, определивший для дореволюционной промышленности искусственного газа место на задворках национальной экономики.
В идеологическом капкане
При исследовании экономических и социальных явлений, руководствуясь «марксистско-ленинским принципом партийности», советские историки в своих работах нередко подменяли научную интерпретацию исторического процесса упрощенным описанием важнейших событий с позиций классового подхода. И все это в полной мере было обращено на историю газовой промышленности России.  Отсутствие глубокого анализа важнейших этапов развития отрасли, одномерное изложение причинно-следственных связей, схематизм в освещении ключевых событий, и наконец, скоропалительность в выводах в итоге фактически вычеркнули из истории российской газовой промышленности более чем 130 лет, связанных с формированием и развитием производства искусственного (светильного) газа. 
Впервые подобная оценка состояния отрасли была высказана в первые годы советской власти. В 1929 г. в 14-м томе первого издания «Большой Советской энциклопедии» сказано:  «В дореволюционной России газовое производство было ничтожным» (1). И все последующие годы 25 лет советского периода, это суждение даже не подвергалось какому- либо пересмотру. Более того во втором издании «Большой Советской энциклопедии» в 1952 г. в 10-м томе была усилена идеологическая составляющая в описании отсталости отрасли: « Царская Россия не имела газовой промышленности как самостоятельной отрасли промышленности. Хотя первые газовые заводы появились в Петербурге с 1835 г., в Москве с 1865 г., производство газа было ничтожно… Развитию газового дела в России препятствовало то, что газовые заводы долгое время оставались в руках английских и французских компаний, отпускающих потребителям газ низкого качества по непомерно высоким ценам… Только после победы Великой Октябрьской революции в условиях планового социалистического хозяйства создана отечественная газовая промышленность» (2).
Именно на это директивное утверждение в последующее время ориентировались все авторы, затрагивающие каким-либо образом проблему начального периода истории отрасли. Например, в книге министра газовой промышленности СССР А.К.Кортунова «Газовая промышленность СССР» (1967 г.) вновь было подчеркнуто: «…следует отметить, что до революции не было по существу, газовой промышленности в ее современном понимании» (3).
В третьем издании «Большой Советской энциклопедии» в 1971 г.  был окончательно вынесен «приговор» состоянию газовой промышленности страны до 1917 г.: «В дореволюционной России небольшое количество газа добывалось на нефтяных промыслах, на мелких заводах из угля производился низкокалорийный газ. Природный газ не добывался ,и его месторождения были не известны» (4)
В последующие 20 лет в публикациях и книгах по истории отечественной газовой отрасли, увидевших свет в СССР,  начальному периоду в лучшем случае отводилось несколько предложений, характеризовавших предельную техническую и технологическую отсталость.  
К сожалению, в постсоветский период в оценке дооктябрьского периода советский тезис не претерпел каких-либо коренных изменений. Более того, в предисловии к фундаментальной «Российской газовой энциклопедии» (главный редактор Р.И.Вяхирев) сказано: «Газовая промышленность России – сравнительно молодая отрасль топливно-энергетического комплекса страны. Историю отечественной газовой промышленности принято вести с 1946 года. В это время был введен в эксплуатацию первый в бывшем СССР магистральный газопровод «Саратов-Москва»…» (5) Таким образом, редакционная коллегия «Российской газовой энциклопедии», как говорится, одним росчерком пера вновь безжалостно выбросила из истории отечественной газовой промышленности  целых 134 года.
Увы, до сих пор  в отечественном научном и инженерном сообществе все еще сохраняется стереотипное суждение о крайне низком уровне  газового производства в России до 1917 года. Эту догматическую позицию поддерживают ряд современных исследователей (Р.О.Самсонов, К.И.Джафаров; Д.Л. Рахмантулов, Ф.К.Джафаров; и др.) (6) и в обосновании тезиса из советского прошлого неизменно приводя различные цифры и факты, которые, на их взгляд, подтверждают «ничтожность» российской газовой отрасли в дооктябрьский период в сравнении с американской и западноевропейской промышленностью. В частности в этих работ неизменно упоминается, что вся российская отрасль состояла всего лишь из 210 небольших газовых заводов, производивших ограниченный объем светильного газа. Или вот совсем недавний пример, авторы Р.О.Самсонов, К.И.Джафаров в своей книге «История газового дела: историко-технический очерк» (2009 г.) утверждают, что в конце XIX века «…вся газовая промышленность России по своим размерам меньше газовой промышленности одного Берлина» (7).
Кстати, отраслевые историки возлагали определенные надежды, что в «Большой Российской энциклопедии» все же будет исправлена историческая несправедливость в отношении начального этапа российской газовой промышленности. Тем более, члены научно-редакционного совета БРЭ, возглавляемого академиком Ю.С.Осиповым, в многочисленных интервью не раз заявляли о своей приверженности делу устранения «белых пятен» и деформаций исторического познания.  Однако, в 6-м томе БРЭ, вышедшем в свет в 2006 г., помещены самые разнообразные материалы по добыче и потреблению газа, а вот ключевой статьи «Газовая промышленность» не оказалось вовсе.  Похоже, здесь поступили по принципу Понтия Пилата, решили «умыть руки», и раз нет подобной статьи, то и нет предмета для какой-либо дискуссии.
Статистика – дело тонкое…
Изучение нами начального периода истории российской газовой промышленности на основе коренного пересмотра положений и стереотипов советского времени, результаты обращения к фондам отечественных архивов и ряду массовых источников,  уже сегодня позволяет с определенной уверенностью сказать,  что истинные размеры отечественного газового дела до 1917 г.  не были оценены должным образом.
И здесь сразу следует подчеркнуть, что наше исследование показало, что по дооктябрьской России, к большому сожалению, отсутствуют полные и достоверные данные, как по числу газовых заводов, так и по их производительности. В 1887 г. известный русский ученый, председатель специальной комиссии  Русского технического общества, изучавшей вопрос «О выгодности применения нефтяного газа к освещению городов», Сергей Иванович Ламанский (1841-1901) с горечью писал: «Переходя теперь к деятельности газовых обществ в России, мы должны сознаться, что как относительно технической стороны дела, так и вообще о развитии и современном состоянии газового дела мы находимся в наибольшем неведении» (8). Увы, это положение не изменилось и в последующие годы.
Недостаток исторической информации придал нам своеобразный творческий импульс для последующего переосмысления оценок состояния газового дела в дооктябрьской России. И наш анализ показал, что в условиях отсутствия официальной статистики по газовому производству до 1917 г., советские исследователи и их современные последователи некритично использовали данные, взятые  из статьи инженера К.Ф.Рейна «Сведения о газовых заводах России», опубликованной в № 12 журнала «Записки Императорского Русского технического общества» (9). Никто из них не обратил внимания, что сам автор уже во вступлении к статье достаточно ясно указал на неполноту опубликованных им сведений по отечественному газовому производству и необходимость активного продолжения дальнейшей работы по сбору необходимых данных:  «До настоящего времени получены сведения о 210 газовых заводах…  Хотя собранные до сих пор сведения еще не удовлетворяют вполне цели, тем не менее таковые могут основанием для дальнейшей работы по статистике газовых заводов в России» (10). А в заключении его статьи помещено примечательное обращение уже редакции журнала: «Успешное окончание этой работы будет зависеть от участия тех учреждений и лиц, в ведении которых находятся газовые заводы, и Редакция покорнейше просит не отказать в доставлении сведений в Императорское Русское техническое общество» (11).  К сожалению, на этот призыв должных откликов так и не последовало, и упоминание о 210 газовых заводов, так и осталось единственным «статистическим» свидетельством состояния российской газовой отрасли не только в 1888 году, но и на все последующее время до 1917 года.
Таким образом, с достаточной степенью вероятности мы можем предположить, что кроме указанных инженером К.Ф.Рейном 210 газовых заводов, в России в конце XIX века функционировали и другие предприятия по производству искусственного газа, которые по тем или иным причинам не откликнулись на призыв Императорского Русского технического общества.
Неучтенные газовые заводы
 Следует отметить, что под термином «газовый завод» в российской технико-экономической литературе в дооктябрьский период понималось и как отдельное специализированное газовое предприятие, так и разного рода газовые установки, функционировавшие на разнообразных промышленных предприятиях в качестве вспомогательного производства.
Для более ясного пояснения наших выводов «вынесем за скобки» производство каменноугольного газа в России и проанализируем только состояние отечественного нефтегазового производства.
Тот же инженер К.Ф.Рейн указал, что из 210 российских газовых заводов, 157 служили для освещения отдельных зданий , фабрик и заводов, 137 или 65% из них использовали в качестве сырья нефть и нефтяные остатки (мазут) (12). В то же время, по данным Сергея Ламанского, автора книги «О нефтяном, каменноугольном и водяном газе» (1887 г.) только в Германии работало около 1 тыс. нефтегазовых установок.  И, на первый взгляд, такое подобное сравнение действительно показывает «ничтожность» российского газового дела. Однако вновь вернемся к словам С.И.Ламанского, который в вышеупомянутой работе в 1887 г. писал: «К сожалению, при бедности наших статистических сведений, неизвестно какое число нефтегазовых заводов существует в настоящее время; известно только, что многие сахарные и пивоваренные заводы в России освещаются нефтяным газом» (13).
Обращение к официальной статистике  показывает, что  в последней четверти XIX века России насчитывалось 1 тыс. 47 пивоваренных заводов (14) и 238 сахарных  заводов (15). Это весомые цифры, которые свидетельствуют, хотя и косвенно, о возможности наличия большого числа нефтегазовых установок на предприятиях российской пищевой промышленности. А что представляли из себя подобные предприятия, можно убедиться из следующей характеристики. Так промышленник  И.Г.Харитоненко, основавший в 1884 г. «Торговый дом И.Г.Харитоненко с сыном», владел земельным наделом в 63,6 десятин, одним рафинадным заводом и семью песочно-сахарными заводами на которых работало около трех тыс. рабочих. В конце XIX века годовая производительность этих предприятий составляла 2,2 млн. пуд. рафинада т 2,1 пуд. сахарного песка. Семейный клан промышленника Н.А.Терещенко, основавший в 1883 г. «Товарищество свеклосахарных и рафинадных заводов бр. Терещенко», владел земельным наделом в 101,6 десятин, двумя рафинадными и восьмью песочно-сахарными заводами. В конце XIX века годовая производительность этих предприятий составляла 1,7 млн. пуд. рафинада т 2,3 пуд. сахарного песка (16). И теперь можно представить насколько мощные газовые заводы имели эти предприятия для обеспечения столь внушительных объемов сахарного производства.
Кроме того, наше исследование показало, что и крупные российские текстильные предприятия имели в своем составе газовые производства. Вот только один яркий пример: Товарищество Никольской мануфактуры Саввы Морозова сыновей имело в своем составе сразу два крупных газовых производства. Один газовый завод, построенный в 1846 году, располагал четырьмя установками, имевшими 20 реторт. Число газовых горелок составляло 5 тыс. 340 единиц. Кроме производственных помещений и фабричной территории газом освещались улицы в селах Никольское и Баулово. Производство газа в 1886/1887 гг. составило – 15 млн. 366 тыс. 210 куб. футов. Второй газовый завод, построенный в 1880 г. имел две печи с 12 ретортами. Число газовых горелок составляло 2 тыс. 347 единиц. Производство газа в 1886/1887 гг. составило  6 млн. 49 тыс. 880 куб. фут.  (17).  Таким образом, годовое суммарное производство газа на заводах «Товарищества Никольской мануфактуры Саввы Морозова сын и Ко» составило 22 млн. 416 тыс. 90 куб. фут. Для сравнения можно обратиться к производственным показателям провинциальных городских газовых заводов в тот же период: в Казани  - произведено 9 млн. 928 тыс. 900 куб. фут, в Таганроге – 8 млн. 976 тыс. 600 куб. фут, в Твери -  3 млн. 338 тыс. 237 куб. футов (18).
Вновь обратимся к официальной статистике: в 1896 г. в России было 105 крупных акционерных хлопчатобумажных компаний (19), далее фабрик по обработке хлопка  - 1 тыс. 17 (20),1 тыс. 328 суконных (шерстеобрабатывающих) фабрик (21), и ещё 160 фабрик по обработке льна (22).  И здесь также получается значимая цифра - 2 тыс. 600 предприятий. И пусть даже не все эти фабрики имели газовые установки, но и в этом случае можно говорить о внушительных размерах газового производства.
Далее, мы также знаем, что на предприятиях российской машиностроительной промышленности активно использовалось газовое освещение и, кроме того, широкое применение находили газовые двигатели.  В их числе петербургские заводы: Общество Балтийского судостроительного и механического завода, Русское общество механических и горных заводов, Общество Франко-русских заводов, Петербургский металлический завод и т.д.  Вновь обратимся к официальной статистике: в 1896 г. в России насчитывалось 680 крупных машиностроительных заводов, на которых работало 93 тыс. 860 рабочих (23). В исторической литературе имеются краткие упоминания о наличии крупных газовых производств на Коломенском машиностроительном заводе (Московская губерния), на предприятиях Акционерного общества Мальцовских заводов (Калужская губерния), а также ряда машиностроительных предприятий в Пермской и Екатеринбургской губерниях.
И вот еще один существенный момент. Совершенно не были учтены объемы производства газа, получаемого на нефтеперегонных заводах страны, которых на рубеже XIX-ХХ вв. в стране насчитывалось более чем с полсотни. Вот яркий пример, на Константиновском заводе по производству нефтяных смазочных масел «Товарищества В.И.Рагозин и Ко» (Ярославская губерния) действовало крупное газовое производство, включавшее пять ретортных печей и «антраценовый завод» и обеспечивавшее светильным газом все заводские помещения, а также жилой поселок для рабочих и служащих. Но эти весьма существенные объемы газового производства не были отражены ни в статистических данных, ни в историко-технической литературе.  Или вот еще пример. В конце 80-х гг. XIX в. «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель» на своей заводской территории вблизи Баку построила современный по тем временам газовый завод. Из его краткого описания можно представить его размеры и мощность: «Газовый завод представляет собой одно здание близ механической мастерской, вмещающее 8 реторт, с производительностью 450 куб. фут. в час; один газгольдер , с емкостью 9500 куб. фут.; 2 котла, общей емкостью 822 куб. фут.; 2 резервуара, емкостью 1070 пудов. При заводе имеется 2 версты трубопроводов. Вырабатываемый газ идет преимущественно для освещения жилых зданий в заводском районе Черного города» (24). Несложный подсчет показывает, что годовая производительность этого завода ,не учтенная российской статистикой, составляла 3 млн. куб. фут. газа, что например, было вполне сопоставимо с мощностью городского газового предприятия в Твери.
Следует упомянуть, что и ряд высших учебных заведений России имели собственные газовые заводы. Перечислим несколько из них: Петербургский политехнический институт, Томский университет, Томский технологический институт, Новоалександровский институт сельского хозяйства и лесоводства и т.д.  И объемы этого «вузовского» газового производства также не были удостоены внимания исследователей советского периода.
Таким образом, становится вполне понятным, что ввиду отсутствия достоверных статистических данных, оценка состояния отечественной газовой промышленности по неполным данным 1888 г. была ошибочной и с помощью идеологического подхода привела к внедрению в массовое сознание унизительной характеристики «ничтожности» российского газового дела дооктябрьского периода. 
По нашим, самым осторожным и приблизительным оценкам, количество газовых заводов и промышленных установок по получению нефтяного газа в России на рубеже ХIХ-ХХ вв. превышало одну тысячу. А если сюда добавить предприятия по получению каменноугольного газа, то это количество может существенно возрасти.
Следует подчеркнуть, что круг и комплекс методологических и источниковедческих проблем истории начального периода российской газовой промышленности крайне сложен и весьма обширен  и охватить его в одной статье попросту невозможно. Однако сейчас уже нельзя уйти в сторону от настоятельной необходимости решения этих проблем с привлечением широкого круга представителей российского газового сообщества.  Сегодня во всей  России исследованиями в области истории газовой промышленности на постоянной основе занимаются чуть больше десятка историков.  А для того чтобы восстановить истинную картину состояния газового дела в дореволюционной России надо мобилизовать целую армию профессиональных историков для многомесячной работы по этой проблематике в центральных и региональных архивах, не только Российской Федерации, но и ряда стран СНГ. И, тем не менее, совместными усилиями профессиональных историков, краеведов и любителей отечественной истории мы можем придать необходимое ускорение процессу восстановления исторической справедливости в определении достойного места газовой промышленности среди ключевых отраслей национальной экономики в истории России дооктябрьского периода.

Примечания:
1.    БСЭ. М. 1929. Т. 14. С. 266.
2.    БСЭ. М., 1952. Т. 10.  С. 16, 40.
3.    Кортунов А.К. Газовая промышленность СССР. М., 1967, С.3.
4.    БСЭ. М., 1971. Т. 6.  С. 11.
5.    Российская газовая энциклопедия. М., 2004. С. 3.
6.    Джафаров К.И., Джафаров Ф.К. Зарождение и становление газового дела. М., 2002; Рахманкулов Д.Л., Джафаров Ф.К. Из истории искусственных горючих газов // Нефтегазовое дело. 2005. № 3; Самсонов Р.О., Джафаров К.И. Дата рождения газовой промышленности СССР-России//Газовая промышленность. 2008. №8; Самсонов Р.О., Джафаров К.И. История газового дела: историко-технический очерк. М., 2009;  и др.
7.    Самсонов Р.О.,Джафаров К.И. История газового дела: историко-технический очерк. М., 2009; С. 32.
8.    Ламанский С.И.  О нефтяном, каменноугольном и водяном газе. СПб. 1887. С. 43.
9.    Рейн К.Ф. Сведения о газовых заводах в России//Записки ИРТО. 1888. № 12. С. 1- 32.
10.    Рейн К.Ф. Сведения о газовых заводах в России//Записки ИРТО. 1888. № 12. С. 1.
11.    Там же. С. 32.
12.    Там же. С. 3.
13.    Ламанский С.И.  О нефтяном, каменноугольном и водяном газе. СПб. 1887. С. 5.
14.    Россия. Энциклопедический словарь. СПб. 1898. С. 293.
15.    Там же. С. 294.
16.    Вестник сахарной промышленности. 1900. № 33. С. 755, 758.
17.    Записки ИРТО. 1888. № 12. С. 13.
18.    Там же. С. 6, 11.
19.    Россия. Энциклопедический словарь. СПб. 1898. С. 287.
20.    Там же. С. 286.
21.    Там же. С. 288.
22.    Там же. С. 289.
23.    Там же. С. 306.
24.    30 лет деятельности Товарищество нефтяного производства братьев Нобель. 1879-1909. СПб., 1909. С. 129.

Матвейчук А.А © 2017