Форма входа

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Посоветовать другу

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Воскресенье, 17.12.2017, 22:24
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | | Вход
Истинный День нефтяника


Истинный «День нефтяника»

К вопросу о начальной дате отсчета истории нефтяной промышленности России

Александр Матвейчук, кандидат исторических наук, действительный член РАЕН,

 

Уже пятьдесят лет свой профессиональный праздник отмечают работники отечественного нефтегазового комплекса. 28 августа 1965 г. был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об установлении ежегодного праздника «Всесоюзного Дня работников нефтяной и газовой промышленности», которым предписано отмечать его «ежегодно в первое воскресенье сентября месяца». Выбор этой даты никаким образом не был связан с богатейшей историй отрасли и был сделан в традициях существовавшей тогда в нашей стране командно-административной системы. И таким образом, «День работников нефтяной и газовой промышленности» был назначен через неделю после «Дня шахтера», отмечаемого в СССР в последнее воскресенье августа. Однако в богатейшем прошлом нефтяной промышленности России есть уникальная славная дата, которая по праву может претендовать на то, чтобы профессиональный праздник отрасли отмечался действительно с учетом исторических традиций, дающих мощный моральный ресурс в деле обеспечения безопасности нашего государства и его динамичного социально-экономического развития.

 

Праздники нефтяников за рубежом

Следует подчеркнуть, что в большинстве ведущих странах мира традиционно историю национальной нефтяной промышленности отсчитывают с начала внедрения на промыслах машинного бурения скважин. А в качестве конкретной даты отсчета истории нефтяной отрасли обычно принято считать первый день получения из пробуренной скважины нефтяного фонтана либо мощного притока нефти. Что касается предыдущего многовекового этапа ручной добычи нефти из вырытых ям и колодцев в местах поверхностного нефтепроявления, то его обычно относят к этапу предыстории отрасли. 

Так, например, история нефтяной промышленности США отсчитывается  с 27 августа 1859 г., когда в «скважине Дрейка», пробуренной в штате Пенсильвания, недалеко от города Титусвилля, впервые был получен значимый приток нефти. Следует заметить, что случаи получения незначительных объемов нефти в этой стране нередко происходили с 1808 г., но поскольку они не получили широко развития и не привели к созданию новой отрасли промышленности, американские историки их относят к этапу отраслевой предыстории. Следует отметить, что день 27 августа в настоящее время в этой стране отмечается ежегодно и на высоком уровне. Центром торжеств обычно служит Национальный нефтяной парк в Титусвилле, в штате Пенсильвания, где расположен  «Музей скважины Дрейка». Кстати, в 2009 г. американское правительство в честь 150-летнего юбилея нефтяной промышленности США выделило 6 млн долл. на проведение его масштабной реконструкции. И сегодня это один из лучших музеев истории нефтяной индустрии в Северной Америке и в мире.

История нефтяной промышленности  Мексики ведет свой отсчёт с 3 апреля 1904 г., когда в нескольких километрах к югу от г. Эбано из скважины Ла-Пас № 1 была получена нефть с глубины 502 м с начальным дебитом более 500 баррелей в сутки.  Летопись нефтяной отрасли Ирана началась 26 мая 1908 г., когда был получен первый фонтан нефти из скважины в районе Мосджеде-Солейман. Начальной вехой истории нефтяной отрасли Ирака значится 15 октября  1927 г., начало фонтанирования буровой скважины № 1 на участке Баба-Гур-Гур, в шести милях от города Киркук. История нефтяной отрасли Саудовской Аравии начала создаваться с 4 марта 1938 г. когда скважина Damman-№ 7, с глубины около 1400 м. начала фонтанировать с дебитом 1 тыс. 585 баррелей нефти в день.  

Подобный подход к хронологии начального этапа истории нефтяной промышленности принят в Венесуэле, Канаде, Норвегии, Румынии и многих других нефтедобывающих странах.

 

Нефтегазовый исторический казус 1964 года

К сожалению, в нашей стране с определением начальной даты отсчета российской нефтяной промышленности, как и с сохранением отраслевого исторического наследия, дело обстоит иным образом. Отсутствие глубокого анализа важнейших этапов развития отрасли, нежелание привлечь в качестве экспертов профессиональных историков, скоропалительность в выводах и волюнтаризм со стороны партийно-политического руководства государства в итоге создали пятьдесят один год назад условия для празднования в нашей стране казусной «юбилейной» даты - «Столетия нефтяной и газовой промышленности СССР». В качестве отсчета истории сразу двух ведущих отраслей союзного ТЭКа был директивно назначен август 1864 года. Инициаторов и организаторов этого «юбилея» не смутил тот факт, что в 1864 г. не было никакого Советского Союза, что в то время бурение на российской территории осуществляла залетная американская буровая бригада, и что в августе 1864 г. в пробуренной ими скважине на Кубани у станицы Старо-Титоровская не оказалось даже капли нефти. И то, что история отечественной газовой промышленности началась гораздо раньше, а именно с 1811 г., также не смутило ретивых чиновников.  Хотя, почему они сфабриковали и подсунули руководству страны сфальсифицированное историческое обоснование для празднования «Столетия нефтяной и газовой промышленности СССР», теперь, с позиций нашего времени понять можно. С начала 60-х гг. ХХ в. в экономике Советского Союза стали лавинообразно нарастать кризисные явления, население почувствовало недостаток продовольствия, товаров массового потребления, из-за существенного роста розничных цен на продукты в ряде регионов начались народные волнения. По мнению партийно-политического руководства, требовалось любыми способами отвлечь внимание народа от острых социально-экономических проблем, и в ход пошло массовое празднование всевозможных «юбилеев». Поэтому, с одобрения Первого секретаря ЦК КПС, Председателя Совета Министров СССР Н.С. Хрущева и «юбилейному» нефтегазовому празднику в стране был придан большой размах. Обращение партийно-политического руководства страны «К новым трудовым успехам товарищи  нефтяники и газовики!» открывалось пафосными словами «Дорогие товарищи! Центральный комитет КПСС и Совет Министров СССР горячо поздравляют вас со знаменательным событием – столетним юбилеем отечественной нефтяной и газовой промышленности….» (1).

Указом Президиума ВС СССР от 29 августа 1964 г. объединение «Краснодарнефтегаз» Северо-Кавказского совнархоза было награждено орденом Трудового Красного знамени. Высокие правительственные награды получили и многие руководители различных управленческих звеньев нефтегазового комплекса страны.  А для награждения рядовых нефтяников и газовиков был изготовлен почетный знак «под золото» с надписью на реверсе «Столетие нефтяной и газовой промышленности СССР. 1864-1964».

С того времени в отраслевой советской печати и ряде книг по истории отечественной нефтяной промышленности август 1864 г. стал неизменно фигурировать в качестве даты рождения отрасли.  Отголоски этого до сих пор присутствуют в самых разных публикациях и изданиях в современной Российской Федерации.

В начале был нефтяной фонтан…

В настоящее время, когда в отечественной исторической науке идет решительное преодоление идеологических стереотипов и мифов советского прошлого представляется необходимым с новых позиций рассмотреть вопрос о начальной дате отсчета истории нефтяной промышленности России.

И здесь следует отметить, что по обозначенным выше критериям выходит на первый план лишь одна дата - 15 (3 - по ст. стилю) февраля 1866 года. Именно в этот день на Кубани на промысле гвардии полковника Новосильцева был получен первый нефтяной фонтан в истории Российской империи. Это знаменательное событие было подготовлено напряженным трудом одного из пионеров русского нефтяного дела Ардалиона Новосильцева (1816-1878), которого впоследствии великий ученый Д.И.Менделеев назвал «первым бурильщиком Кубанского края» (2).

Весной 1864 г. гвардии полковник Новосильцев, благодаря особому правительственному указу, получил монопольные права на поиск и добычу нефти на весьма значительной территории  Кубанской области: от берегов Черного и Азовского морей до меридиана города Екатеринодара.  Об этом свидетельствуют строки из архивного документа «Указ Его Императорского Величества, Самодержца Всероссийского, из Войскового Правления Кубанского казачьего войска»: «… по докладу Хозяйственной экспедиции состоявшемся сего февраля 1864 г., приказом согласно предписания командующего войсками Кубанской области от 13 января 1864 г.  № 136, и о сем начальника штаба той же области от 14 февраля 1864 г. № 625 основанным на разрешении Его Императорского Высочества командующего Кавказской армией, а также согласно предложению гвардии полковника Ардалиона Новосильцева, нефтяные источники находящиеся в Натухаевском округе между р. Абин притоком и восточным берегом Черного моря, предоставить ему Новосильцеву в арендное содержание на восемь лет, именно с 1 мая 1864 г. по 1 мая 1872 года…» (3).

Вполне понятно, что проведение работ на огромной территории потребовало особого подхода к организации нефтяного дела. Пример Апшеронского полуострова, где в тот период из близких к поверхности пластов велась добыча нефти из отрытых вручную колодцев, на Кубани был не применим в силу более глубокого залегания месторождений «черного золота». И поэтому вначале полковник Новосильцев решил обратиться к опыту американских специалистов и пригласил  из Пенсильвании буровую бригаду. В мае 1864 г.  они приступили к работе в местах поверхностного нефтепроявления Таманского полуострова. Первая скважина глубиной 198 футов была пробурена недалеко от Анапы и оказалась «сухой» (4). Затем бригада перебазировалась в район поселка Фонталовского, где пробурила скважину глубиной 90 футов и вновь не получила желаемого результата (5). И наконец, в августе 1864 г. они стали бурить скважину у Старо-Титаровской станицы и довели до глубины 83 фута, опять не обнаружив ни капли нефти (6).

Причины фатальной неудачи американцев раскрыл известный российский геолог, директор Института Корпуса горных инженеров Григорий Гельмерсен (1803 -1885), посетивший Таманский полуостров летом 1864 года.  В своем отчете он свидетельствует о бурении американской бригадой  третьей скважины: «… компания эта только в одном месте производит разведку на нефть, именно близ Титаровской станицы, в 40 верстах к востоку от Тамани. Здесь рабочими и мастеровыми, выписанными из Америки, углубляется буровая скважина в обширной долине, на расстоянии около 4 верст от бугра, который носит на себе признаки потухшего грязевого вулкана и на котором нефть добывается из колодцев в 10 футов глубины и до полутора футов в диаметре» (7). Далее он в качестве основного недостатка отметил игнорирование зарубежными специалистами методов геологической науки, их догматическую приверженность к разведочным работам только в местах поверхностных нефтепроявлений: «… американцы, производящие в Керчи и Тамани поиски на нефть ссылаются на геологические условия, при которых петроль встречается в Америке и твердо убеждены, что те же условия должны быть в Крыму и в Тамани…» (8).

Кстати, следует отметить, что американские бурильщики за свою работу, получили плату, о которой даже не могли мечтать  русские специалисты. Это подчеркнул инженер Гуго Гофман в газете «Биржевые ведомости»: «Новосильцев выкупил право на разведку нефти на Таманском полуострове, где уже добывалось ежедневно 50-100 ведер, за 3000 рублей. Из Америки выписали 12 опытных горнорабочих и инженера. Инженер получил 6000 руб. серебром в год, рабочие по 1000 руб. серебром каждый» (9). В результате данных расходов и отсутствии каких-либо значимых результатов, гвардии полковник Новосильцев понес значительные финансовые потери, и как писала газета «Одесский вестник» ему пришлось «перенести немалые разочарования в людях, заявивших громкими фразами о своем знании дела» (10).

После полного фиаско американской буровой бригады Ардалион Новосильцев решил сделать ставку на отечественных специалистов. В качестве руководителя буровых работ он принял на работу механика Владимира Петерса,  опытного бурильщика артезианских колодцев. Его помощником стал Карл Сикорский, имевший квалификацию опытного слесаря. По рекомендации чиновника особых поручения Горной части на Кавказе, горного инженера Фридриха Кокшуля (1830-1886) было принято решение о сосредоточении разведки на нефть в районе притоков Кубани - рек Кудако и Псиф. В августе 1865 г. на левом берегу реки Кудако  начались работы с использованием механического ударного бурения с приводом от парового локомобиля и с креплением стенок скважин металлическими обсадными трубами. Вначале результаты бурения были весьма скромными, в первых скважинах удалось собрать нефть для нескольких бочек. Коренным образом все изменилось с завершением проходки на промысле самой глубокой скважины № 1.  Уже при достижении глубины 40 футов здесь появились притоки нефти, после чего буровые работы были продолжены с еще большей интенсивностью.  И наконец, 15 февраля (3 февраля по старому стилю) 1866 г. из скважины № 1 с глубины 123,5 футов (37,6 м.) ударил первый в России нефтяной фонтан.  Вот как об этом свидетельствуют строки «Донесения командиру Адагумского полка» от 5 февраля 1866 г., хранящегося в Краснодарском краевом государственном архиве: «В дополнение донесения моего от 18 ноября за № 14 на отзыв ваш от 5 ноября за № 6246 сим уведомляю, что в последнюю поездку мою на урочище Кудако, после неимоверных усилий, 3-го сего февраля пробит был камень, и с необыкновенным шумом открылась сильная струя чистой нефти, дающая без помощи локомобиля и пособий рабочих посредством одних только труб от 1500 до 2000 ведер в каждые двадцать четыре часа, довожу об этом до сведения вашего для донесения кому следует. Владимир Петерс» (11).

Нефтяной фонтан из скважины № 1 не прекращался в течение 24 суток, затем приток нефти значительно ослабел, но 26 (14) апреля 1866 г. при достижении глубины 242 фута (73,8 м.) был получен еще более мощный фонтан нефти, который бил в течение 28 суток. Кудакинская нефть имела несколько необычный зеленоватый цвет и резкий серный запах. По подсчетам горного инженера Фридриха Кокшуля, эта первая фонтанирующая скважина промысла на р. Кудако только  за 139 суток эксплуатации дала колоссальный для того времени объем нефти - 347 тыс. 719 ведер (12).

Сообщения о небывалом событии в долине р. Кудако появились во многих периодических изданиях: «Кубанские войсковые ведомости», «Биржевые ведомости»,  «Кавказ», «Полицейский листок Керчь-Еникольского градоначальства», «Русский инвалид», «Горный журнал». В газете «Одесский вестник» была напечатана заметка под названием «О замечательном событии в урочище Кудако и Кубанской области», в которой было подчеркнуто, что работами руководил механик Владимир Петерс, который «приступил к бурению колодцев для получения нефти, несмотря на убеждения специалистов - американцев в бесполезности труда и старательно продолжал свои работы верный убеждению» (13). А вот как образно появление Кудакинского фонтана описано в «Кронштадтском вестнике»: «Как будто сотни 48-ми фунтовых пушек выпалили в горном ущелье; три сильных подземных удара, затем торжественная тишина и из трубы показалась светлая, чистая струя горного масла и поднялась на 20 фунтов над лесами и вероятно долго будет течь в награду за энергичное постоянство полковника, и на благо русской промышленности» (14).

Известие о первом нефтяном фонтане в России привлекло внимание различных кругов российского общества к нефтяному делу. Газета «Кавказ», побуждая промышленников к внедрению машинного бурения вместо отрытых вручную колодцев, писала: «Стоит только приняться за бурение серьёзно на Апшеронском полуострове, для того чтобы результаты появились бы вскоре, и капитальные» (15).  По примеру гвардии полковника Новосильцева известный сибирский промышленник Михаил Сидоров (1823-1887) в августе 1868 г. приступил к бурению первой нефтяной скважины на Русском Севере на берегу реки Ухты в Печерском крае. В тот же период и в Урало-Волжском регионе также начались первые разведочные работы на нефть с применением машинного бурения. Бугульминский помещик Николай Малокиенко и муромский купец Федор Смолянинов стали пионерами бурения на нефть в Поволжье.

Помнить и знать

В славной истории отечественной нефтяной промышленности есть ключевые этапы и судьбоносные события, которыми мы гордимся и на познании которых основаны принципы патриотического воспитания молодого поколения российских нефтяников.  Архивные материалы с научно-исторической точки зрения позволяют сделать вывод, что в качестве исходного события, давшего отсчет истории отечественной российской нефтяной промышленности, есть все основания считать именно получение 15 февраля 1866 г. первого в истории России нефтяного фонтана. Ведь именно тогда становится более понятной внутренняя логика развития отечественной нефтяной промышленности на промышленном этапе, как и исходные посылки, механизмы и конкретный ход ее технической и технологической трансформации.

Нефтяной фонтан 1966 г. на Кубани по праву занимает свое достойное место на скрижалях летописи нашей отрасли, став убедительным свидетельством о качественном прорыве в технологии разведки и добычи нефти, о близком завершении многолетнего периода примитивной колодезной нефтедобычи. Это глубоко символическое событие дало мощный импульс к дальнейшему развитию нефтяного предпринимательства, ставшего двигателем дальнейших коренных преобразований в отрасли уже на новом, индустриальном этапе в истории отрасли. 

В последующие годы последней трети ХХ в. весомые успехи российской нефтяной промышленности стали результатом самоотверженного труда лучших представителей из числа отечественных предпринимателей, инженеров, техников, рабочих и ученых, сумевших в полной мере эффективно реализовать свой громадный творческий потенциал. Как следствие этого, преодолев многолетнее отставание от США, в конце  XIX в. Россия по объемам добычи нефти стала мировым лидером. Представляется, что историко-теоретическое осмысление всего периода развития отечественной нефтяной промышленности, определение ее роли в индустриальной модернизации страны может послужить в качестве ценного опыта для нынешнего поколения российских нефтяников.

15 февраля 2016 г., день, когда исполнилось150 лет нефтяной промышленности России, создает своеобразную вертикальную временную линию связи и единства поколений, формируя историческое сознание современных представителей нефтяного комплекса России. Важно то, что этот день, восстанавливающий историческую реальность, способен объединить сразу все предприятия и организации отечественной нефтяной промышленности, и, реально может стать подлинным профессиональным праздником российских нефтяников Он может также дать мощный импульс не только к дальнейшему углубленному изучению исторического пути отрасли, но к пониманию и усвоению уроков прошлого для выработки эффективных решений в ответ на серьезные вызовы  XXI века.

Примечания

  1. Нефтяное хозяйство. 1964. № 9-10. С. 1.
  2. Менделеев Д.И. Сочинения. М.-Л., 1949. Т. 10. С. 217.
  3. Государственный архив Краснодарского края. Ф. 252. Оп. 2. Д. 2808. Л. 93.
  4. Там же. Ф. 252. Оп. 2. Д. 688. Л. 1. 
  5. Там же. Ф. 350. Оп. 2. Д. 264. Л.58. 
  6.  Там же. Ф. 252. Оп. 2088. Д. 688. Л. 363.
  7. Гельмерсен Г. О месторождениях нефти и разработке их в окрестностях Керчи и Тамани // Горный журнал. 1864. Ч. 10. С. 57-58.
  8. Там же.
  9. Гофман Г. Новый русский Крёз // Биржевые ведомости. 1867. № 28.  
  10. Нефтяной промысел на Юге //  Одесский вестник. 1868.  № 151.
  11. Государственный архив Краснодарского края. Ф. 350. Оп. 1. Д. 264. Л. 30.
  12. Кошкуль Ф.Г. Извлечение из отчета инженер-капитана Кошкуля за 1866 // Записки Кавказского отдела Императорского Русского географического общества. 1867. Т. VI. Отд. 3. С. 20.
  13. Одесский вестник. 1866. № 40.
  14. Кронштадтский вестник. 1867. № 22.
  15. Нефтяное дело в Америке и на Кавказе // Кавказ. 1868. № 19.

 


Матвейчук А.А © 2017