Форма входа

Поиск

Календарь

«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Посоветовать другу

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Четверг, 17.08.2017, 18:38
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | | Вход
В паутине стереотипов


(Опубликовано в журнале «Нефть России», 2009 г., № 10.)

В ПАУТИНЕ СТЕРЕОТИПОВ ПРОШЛОГО
Сомнительные «культурологические» игры с исторической памятью

Александр МАТВЕЙЧУК, кандидат исторических наук, действительный член РАЕН

Летопись нефтяной отрасли России содержит немало ярких, ключевых событий. Однако, как и вся отечественная история, в советский период она испытала мощное идеологическое воздействие, которое на основе классового подхода существенно исказило историческую реальность.  Это, в свою очередь, привело к появлению как многочисленных тенденциозных идеологизированных суждений, так и различного рода ошибок. К сожалению, и сегодня находятся люди, стремящиеся вновь навязать российскому нефтегазовому обществу обветшалые стереотипы и нелепости недавнего прошлого.

Четыре шила в «юбилейном» мешке

Недавно я раскрыл августовский номер журнала «Нефтяное хозяйство» и увидел там статью Б.Б. Пономарева «Кудако – первый нефтяной промысел России» (1). Прочитал и сначала не поверил своим глазам.  Автор, сотрудник музея компании «Роснефть», именующий себя кандидатом культурологии,  старательно обосновывает предложение об отсчете истории российской нефтяной промышленности с августа 1864 г., то есть со времени завершения бурения «сухой» скважины силами бригады американских рабочих у станицы Старо-Титоровская на Кубани. Вначале он пишет: «В России временем зарождения отечественной нефтяной промышленности официально принято считать 1864 г., когда А.Н.Новосильцев начал механизированное бурение скважин на нефть».  Далее следуют различного рода рассуждения и в заключение этой статьи сделан безапелляционный вывод: «В соответствии с вышеизложенным, определяющим в истории российской нефтяной промышленности можно считать 1864 г. – время начала бурения скважин на нефть промышленным способом».
А где же тут американцы и «сухая» скважина, спросит читатель? И здесь надо отдать должное ловкости автора, упоминание об американских специалистах и «сухой» скважине «проскальзывает» в тексте статьи как-то вскользь, мимоходом.
По имеющимся в научной журналистике неписаным правилам, обычно дается небольшое пояснение,  что же это значит «официально принято считать», но здесь Б.Б. Пономарев не счёл должным привести хоть какое-либо объяснение. Что же придется восполнить этот пробел, и тогда станет ясно, чем же было вызвано подобное поведение автора.
Изучение документов недавнего прошлого дает направление к получению искомого ответа,  в последний летний день 1964 г. в стране было торжественно отпраздновано «100-летие нефтяной и газовой промышленности СССР».  И здесь внимательный читатель сразу воскликнет, как же так, ведь в 1864 г. никакого Советского Союза в помине не было, а была Российская империя и правил император Александр II ?!
Тем более что обращение к доступным справочным изданиям без труда позволяет найти точную дату начала функционирования советской нефтяной промышленности,  а именно 20 июня 1918 г. в Советской России был принят Декрет о национализации нефтяной промышленности.
И, тем не менее, сегодня мы имеем следующий казусный исторический факт - 31 августа 1964 г. в стране торжественно был отмечен столетний юбилей не только советской нефтяной промышленности, но и заодно и газовой отрасли.
С санкции Первого секретаря ЦК КПС, Председателя Совета Министров СССР Н.С. Хрущева этому празднованию был придан большой размах. Обращение партийно-политического руководства страны «К новым трудовым успехам товарищи  нефтяники и газовики!» открывалось пафосными словами «Дорогие товарищи! Центральный комитет КПСС и Совет Министров СССР горячо поздравляют вас со знаменательным событием – столетним юбилеем отечественной нефтяной и газовой промышленности….» (2). Указом Президиума ВС СССР от 29 августа 1964 г. объединение «Краснодарнефтегаз» Северо-Кавказского совнархоза было награждено орденом Трудового Красного знамени. Высокие правительственные награды получили и многие руководители различных управленческих звеньев нефтегазового комплекса страны.
А для награждения рядовых нефтяников и газовиков был изготовлен почетный знак «под золото» с звучной надписью на реверсе «Столетие нефтяной и газовой промышленности СССР. 1864-1964».
К сожалению, в период подготовки к этому «юбилею» никто из советских руководителей так и не потрудился обратиться к профессиональным историкам, чтобы они провели тщательное исследование архивных материалов 1864 г. и дали свое компетентное заключение. Вместо этого было принято чисто волюнтаристское и некомпетентное решение в духе того времени. И вот таким образом была «официально»  утверждена историческая нелепость, которая с того времени стала тиражироваться в многочисленных легковесных газетно-журнальных публикациях и ряде книг по истории отечественной нефтяной промышленности.
При этом в упоминании об августе 1864 г. неизменно умалчивалась главная и нелицеприятная сущность события – ведь в том далеком году у станицы Старо-Титоровская на Кубани бесславно закончилась двухлетняя деятельность залетной американской бригады, так и не открывших ни каких нефтяных месторождений.
Вероятно, что достоверные сведения о реальных событиях на Кубани в 1864 г. все же имелись в распоряжении чиновников из объединения «Краснодарнефтегаз» и Северо-Кавказского совнархоза. Но поскольку то могло стать препятствием для празднования «юбилея», призванного всемерно поднять дух нефтяников в условиях тотальной нехватки товаров широкого потребления и продовольствия, их попросту проигнорировали. На стол высокому начальству были положены «правильные» справки,  которые соответствовали мудрым и судьбоносным указаниям Н.С. Хрущева. Вот только на каком-то заключительном этапе подготовки официальных документов некий услужливый партийный чиновник вместо «Россия» поставил «СССР», а затем и добавил упоминание о газовой отрасли,  чем окончательно завершил официозное оформление исторической нелепости 1964 года, как  «Столетие нефтяной и газовой промышленности СССР».
И здесь следует подчеркнуть, что с созданием в октябре 1965 г. Министерства газовой промышленности СССР, руководители этой отрасли сразу же открестились от сомнительного «столетнего» юбилея, и упоминание о 1864 г. попросту исчезло из официальных отраслевых документов, а также всех последующих исторических публикациях.
А вот советские «нефтяные генералы», увы, оказались не способны на подобный решительный отказ от «юбилейного» решения Н.С. Хрущева. И, к большому сожалению,  воспроизводство данной исторической нелепости с определенной регулярностью продолжается на страницах отраслевой периодической печати, и по сей день, о чем красноречиво свидетельствует упомянутая статья Б.Б. Пономарева.

Кубанское фиаско американских бурильщиков

Анализ ситуации, возникшей в 1864 г., на Кубани с бурением на нефть американскими специалистами, на основе доступных исторических источников, не оставляет «камня на камне» от версии  Б.Б.Пономарева об «определяющим в истории российской нефтяной промышленности» событии. И причины фатальной неудачи американцев, если сказать буквально, находились прямо на поверхности Таманского полуострова.
Обратимся к авторитетному свидетельству академика Григория Гельмерсена (1803 -1885), посетившего Таманский полуостров в июле-августе 1864 г.  В своем отчете он указывает о бурении американской бригадой, нанятой гвардии полковником А.Н.Новосильцевым, всего лишь одной скважины: «… компания эта только в одном месте производит разведку на нефть, именно близ Титаровской станицы, в 40 верстах к востоку от Тамани. Здесь рабочими и мастеровыми, выписанными из Америки, углубляется буровая скважина в обширной долине, на расстоянии около 4 верст от бугра, который носит на себе признаки потухшего грязевого вулкана и на котором нефть добывается из колодцев в 10 футов глубины и до полутора футов в диаметре» (3).
Известный русский геолог, впоследствии организатор и первый руководитель Геологического комитета России, прозорливо предсказал грядущую  неудачу зарубежных специалистов на Кубани. Он отметил отсутствие в их поисках какого-либо научного подхода, приверженность к шаблону и сомнительную ставку на перспективность поверхностных нефтепроявлений: «… американцы, производящие в Керчи и Тамани поиски на нефть ссылаются на геологические условия, при которых петроль встречается в Америке и твердо убеждены, что те же условия должны быть в Крыму и в Тамани…» (4)
И он оказался прав, в скважине у станицы Старо-Титоровской не оказалось даже признаков нефти, как и в ранее пробуренных американцами скважинах недалеко от Анапы,  и у станиц Николаевская, Варениковская, Вышестеблиевская, Сенная.
Кстати, надо отметить, что американские бурильщики за свою бесплодную работу, получили плату, о которой даже не могли мечтать  русские горнорабочие.  В газете «Биржевые ведомости», это особо подчеркнул инженер Гуго Гофман: «Новосильцев выкупил право на разведку нефти на Таманском полуострове, где уже добывалось ежедневно 50-100 ведер, за 3000 рублей. Из Америки выписали 12 опытных горнорабочих и инженера. Инженер получил 6000 руб. серебром в год, рабочие по 1000 руб. серебром каждый» (5).
Финальная неудача привела к тому, что дальнейшие буровые работы американской бригадой были прекращены. Огромная сумма в 200 тыс. рублей серебром была потрачена впустую. Тот же инженер Гофман заметил: «На два года поисков были потрачены  исправно 200000 руб серебром. Нефти не нашли. Американцы отказались, отказались от участия и компаньоны Новосильцева…» (6)
Как впоследствии писала газета «Одесский вестник» гвардии полковнику Новосильцеву пришлось «перенести немалые разочарования в людях, заявивших громкими фразами о своем знании дела» 7. 
Есть основания полагать, что в сентябре 1864 г. американские специалисты уже покинули Кубань. Об этом можно судить из содержания архивного документа, рапорта № 6610 от 18 сентября 1864 г. столоначальника Таманского окружного сыскного начальства в войсковое правление Кубанского казачьего войска. Полицейский чиновник достаточно подробно описал все имеющиеся на буровой площадке сооружения, но не единым словом не обмолвился о наличии там рабочих или о каких-либо ведущихся работах. Он сообщил только следующее: «В Сыскном начальстве слушан рапорт Старотиторовского станичного правления от 8 июля № 705, коим доносит, что получивший в откупное содержание войсковые нефтяные источники полковник Новосильцев… в ведомстве Старотиторовской станицы, произвел следующие постройки, барак из досок в 63 фута длины, а в ширину 18 футов с 4 окнами и 4 дверями для житья мастеров. Другой барак, под которым стоит локомобиль, паровая машина в 10 лошадиных сил, выстроен из досок в 24 фута, а шириной 16 футов, кроме сего построен еще деревянный станок для вбития железных труб. Определено о содержании рапорта Старотитаровского станичного правления № 705 донести Войсковому правлению».
Таким образом, из вышеприведенных исторических фактов можно наглядно убедиться, что  же в действительности лежит в «обосновании» партийно-правительственного решения о широком праздновании в Советском Союзе в августе 1964 г. «Столетия нефтяной и газовой промышленности СССР».  Полный провал американских бурильщиков в 1864 г. на Кубани был возведен партийными чиновниками в ранг «знаменательного события в истории отечественной нефтяной промышленности».

«Культурологическое» глушение нефтяного фонтана

Интуитивно чувствуя слабость своей аргументации в возвеличивании «сухой» скважины 1864 г., Б.Б. Пономарев свой пыл направляет на всяческое умаление значения первого российского нефтяного фонтана, полученного 15 (3) февраля 1866 г. на Кудакинском промысле.
Причем для достижения этой цели он достаточно ловко использует приемы произвольной интерпретации событий прошлого, манипулируя реальными историческими фактами, то и дело,  умело монтируя в них элементы своего вымысла.
Сначала Б.Б. Пономарев повествует: «Летом 1865 г. по предложению геолога Ф.Г. фон Кошкуля начались разведочные работы на Кудако. В августе того же года горный инженер капитан Гилев посетил Кудакинский промысел. Здесь он увидел вблизи прежних нефтяных  ям пять буровых скважин, расстояние между которыми не превышало 7 м.»
Для проверки этих фактов обратимся к историческим источникам. В «Рапорте Горному департаменту» от 17 декабря 1865 г. инженер-капитан Корпуса горных инженеров Константин Гилев (1835 -1882) сообщил, что наряду с выполнением своего основного задания, он посетил также и район реки Кудако: «В августе месяце настоящего года я получил назначение… отправиться для осмотра вновь покоренного края на южном склоне западного Кавказа, между реками Бзыбью и Туапсе. Перед выездом из гор. Екатеринодара на южный склон до меня дошли слухи, что работы г. Новосильцева на нефтяных источниках р. Кудако в Кубанской области привели к необыкновенно счастливому результату…Принимая во внимание, что вопрос о нефти далеко еще не решен…я считал своим долгом уделить часть времени на осмотр работ» (8).
Следует подчеркнуть, что пребывание горного инженера К.В. Гилева  на промысле было весьма кратким: «Из обязанности своего назначения я не мог долго останавливаться на исследовании местности около источников…  Около прежних ям пробито пять буровых скважин…расстояние между скважинами до трех сажень.  21 сентября глубина скважин по порядку была следующая: 70 фут., 70 фут, 56 ? фут., 67 фут. и 50 футов. Источники эти разрабатываются г. Новосильцевым с начала августа месяца; до этого работа шла в других местах» (9).
Отметим, буровые работы на Кудакинском промысле начались только с начала августа, а также и то, что точной датой пребывания К.В. Гилева на промысле является вовсе не август, как утверждает Б.Б. Пономарев, а 21 сентября.
Скептик может сразу возразить, что это мелочь. Однако, как говорит известная пословица: «Сила мелочей в том, что их слишком много». Давайте посмотрим, как «творческие» приемы кандидата культурологии последовательно искажают картину прошлого.
Итак, далее в его статье следует упоминание о двух «фонтанирующих» скважинах, дающих «по три бочки в сутки», которые, впрочем, он тут же одним росчерком «пера» превращает сразу… в три тонны.
В действительности же в рапорте К.В. Гилева сказано: «Средние скважины (в 56 ф. и 67 ф.) и наделали шуму: когда их пробурили до 40 футов, нефть брызнула фонтаном; нефть темно-зеленая, без воды. В первые дни собирали по три бочки в сутки с каждой скважины: всего в 14 дней с обеих скважин собрали 40 бочек (50-ти ведерных). Во время моего осмотра получалось по одной бочке в сутки с двух скважин» (10).
Отсюда следует, что  21 сентября 1865 г. на Кудакинском промысле из двух действующих скважин в сутки добывалась только одна бочка (615 литров нефти – А.М.), а вовсе не три тонны, как утверждает Б.Б. Пономарев. А далее он повествует, что уже в следующем месяце « добыча из этих скважин составляла около 7 т/сут». Похоже, что и здесь им применен тот же прием «фантазийного» наращивания объема одной 50-ти ведерной бочки.
Из описания горного инженера К.В. Гилева следует, что общий двухнедельный объем добытой нефти был 2 тыс. ведер. Для сравнения, общая добыча нефти на территории Кубанского казачьего войска еще в 1844 г. составляла 13 тыс. 217  ведер (11), и в последующие двадцать лет этот показатель держался приблизительно на одном уровне. 
Основываясь на созданной им же «доказательной» базе, кандидат культурологии  выносит свой «суровый приговор»: «Что касается фонтана на той же скважине, полученного 3 февраля 1866 г. – он не оказал существенного влияния на объем добычи на Кудако, на развитие промысловых технологий, и не может считаться ключевым событием в истории отечественной нефти». 
Однако это легковесное суждение Б.Б.Пономарева достаточно просто и убедительно опровергается данными из отчета горного инженера Фридриха Кошкуля (1830-1886), который систематизировал все данные о дебите знаменитой Кудакинской скважины. По его подсчетам, за 139 суток эксплуатации этой скважины получен колоссальный для того времени объем нефти - 347 тыс. 719 ведер (12).
 
Знать и помнить
Документальные свидетельства прошлого убедительно показывают чрезвычайно большое значение первого нефтяного фонтана, как для отрасли, так и для всего российского общества. Сообщения о небывалом событии в долине р. Кудако появились в газетах «Кубанские войсковые ведомости», «Биржевые ведомости»,  «Кавказ», «Полицейский листок Керчь-Еникольского градоначальства», «Русский инвалид», и многих других периодических изданиях, включая авторитетный «Горный журнал».
В газете «Одесский вестник» была напечатана заметка под названием «О замечательном событии в урочище Кудако и Кубанской области», в которой было подчеркнуто, что работами руководил механик Владимир Петерс, который «приступил к бурению колодцев для получения нефти, несмотря на убеждения специалистов - американцев в бесполезности труда и старательно продолжал свои работы верный убеждению» (13).

А вот как образно появление Кудакинского фонтана описано в «Кронштадтском вестнике»: « … Как будто сотни 48-ми фунтовых пушек выпалили в горном ущелье; три сильных подземных удара, затем торжественная тишина и из трубы показалась светлая, чистая струя горного масла и поднялась на 20 фунтов над лесами… и вероятно долго будет течь в награду за энергичное постоянство полковника, и на благо русской промышленности» (14).
Не менее красочно нефтяной промысел описал и Федор Ланда в статье «Нефть на берегу реки Кудако»: «Почерневшая от нефти высокая вышка над источником, рабочие люди в замазанных черных рубашках и с испитыми от лихорадки лицами, резкий запах по всей долине, изгибы речки, наполненной горючей черной густой жидкостью, дающей ей вид одной из рек древнего Тартара, величественный фонтан, брызжущий раскидистым кверху гигантским черным снопом - все это как-то странно вяжется с блеском золота, в которое человек превращает мрачную жидкость, извлекаемую им из таинственных недр земли» (15).
В славной истории отечественной нефтяной промышленности есть ключевые этапы и судьбоносные события, которыми мы гордимся и на познании которых основаны принципы патриотического воспитания молодого поколения российских нефтяников.
И получение 15 (3) февраля 1866 г. на кубанской земле первого нефтяного фонтана в России, по праву занимает свое достойное место на скрижалях летописи нашей отрасли. Это яркое, реальное и конкретное по дате явление создает своеобразную вертикальную временную линию связи и единства поколений, формирует историческое сознание современных представителей нефтегазового комплекса России.
Тщетны попытки кандидата культурологи Б.Б. Пономарева вымарать из российской истории это глубоко символическое событие, которое не только ознаменовало начало промышленного этапа ключевой отрасли российской экономики, но и дало мощный толчок к дальнейшему развитию нефтяного частного предпринимательства, ставшего двигателем дальнейших коренных преобразований в отрасли. Также бессмысленны и смехотворны его потуги, представить бурение залетной американской бригадой «сухой» скважины в 1864 г. «определяющим в истории российской нефтяной промышленности» событием.
А каждому, кто берется писать на историческую тему, необходимо всегда помнить слова выдающегося российского ученого, академика Дмитрия Лихачева (1906-1999): «Истина историка и литературоведа всегда патриотична, ложь и подтасовка патриотичными быть не могут» (16).

Примечания
1.Пономарев Б.Б. Кудако – первый нефтяной промысел России // Нефтяное хозяйство. 2009. № 8. С. 125-128.

2.Нефтяное хозяйство. 1964. № 9-10. С. 1.

3.Гельмерсен Г. О месторождениях нефти и разработке их в окрестностях Керчи и Тамани // Горный журнал. 1864. Ч. № 10. С. 57-58.

4.Там же.

5.Гофман Гуго. Новый русский Крёз // Биржевые ведомости. 1867. № 28.

6.Там же.

7.Нефтяной промысел на Юге //  Одесский вестник. 1868.  № 151.

8.Гилев К. О разведках нефти на Кавказе и о прочем: рапорт Горному департаменту горного инженера Гилева // Горный журнал. 1866. № 2. С. 282.

9.Там же.
 
10.Там же. С. 283.

11.Центральный государственный военно-исторический архив. Ф. 4. Главное управление казачьих войск. Оп. 9. Ед.хр. 17. Л. 234.

12. Кошкуль Ф.Г. Извлечение из отчета инженер-капитана Кошкуля за 1866 // Записки Кавказского отдела Императорского Русского географического общества. 1867. Т. VI. Отд. 3. С. 20.

13.Одесский вестник. 1866. № 40.

14.Кронштадтский вестник. 1867. № 22.

15.Ланда Ф. Еще раз о нефтяных источниках Закубанского края: нефть на берегу Кудако // Медицинский сборник. 1867. № 4. Вып. 2.

16.Лихачев Д.с. //Опубликовано в журнале «Нефть России», 2009 г., № 10.)



Матвейчук А.А © 2017