Форма входа

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Посоветовать другу

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Понедельник, 23.10.2017, 05:14
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | | Вход
Нефть в самоваре


(Опубликовано в журнале «Нефть России», 2003, № 11.)

НЕФТЬ В САМОВАРЕ...

Нестор НЕФТИН

На протяжении последнего десятилетия в отечественной читательской аудитории не ослабевает интерес к истории отечественной нефтяной промышленности. Естественно, что российские периодические издания не остаются в стороне от этой злободневной темы. Однако легковесный подход некоторых журналистов к освещению исторической проблематики не может не вызвать серьезного беспокойства как у профессиональных историков, так и у серьезного читателя.

Летят утки…

В журналистском обиходе довольно часто применяется выражение «утка», и это, как правило, - синоним неправдоподобного сообщения и означает «взятое с потолка» ложное сенсационное утверждение.
Однако сегодня немногие знают, откуда произошло это понятие? Согласно исследованиям историков прессы, оно родилось в Германии в конце XVII века. Именно там редакторы под газетными статьями, излагавшими сенсационные, но недостоверные сведения, ставили NT (от латинского выражения «Non Testatur» - не проверено). Читается это сокращенно энте, что по-немецки означает «утка» (die Ente). Таким образом, безобидная птица превратилась в символ беззастенчивого газетного вранья.
Хотя в том же веке появилось и еще более яркое объяснение этого журналистского термина. В одной из брюссельских газет Роберт Корнелиссен, один из бельгийских «эквилибристов пера» поместил следующую «сенсационную» новость: «Как велика прожорливость уток, доказывает произведенный над ними опыт. Из двадцати уток взяли одну, разрубили ее на части вместе с перьями и костями и эти куски отдали на съедение остальным девятнадцати. И так продолжали убивать одну утку за другой и кормили убитыми оставшихся в живых до тех пор, пока осталась всего только одна, упитавшаяся мясом и кровью своих подруг».
Увы, сегодня, целые стаи «упитавшихся» исторических уток мигрируют по страницам отечественных периодических изданий.
Вот фрагмент из статьи Екатерины Лист «Дело Менделеева в надежных руках» (газета «Труд», 9 августа 2000 г.): «Однажды В.Рагозин пил чай из самовара. Неожиданно ему пришла такая идея: вместо щепок заправить самоварную топку нефтью, что он и сделал немедленно. После того как экспериментатор увидел поднявшееся в процессе кипения масло, он воскликнул: «Вот что нужно сейчас России! Именно этим я хочу заниматься».
Достаточно сложно комментировать этот материал. Сразу понимаешь, что юная журналистка никогда в своей жизни не видела ни самовара, ни нефти. Хотя даже и при этом, обладая только обычным здравым смыслом, нетрудно понять, если даже подожжешь нефть, то получишь в итоге пламя и продукты сгорания, ну никак не смазочное масло.
А если бы Катя из «Труда» обратилась в библиотеку, к вполне доступной исторической литературе, то смогла бы узнать, что выпускник естественного отделения физико-математического факультета Московского университета Виктор Иванович Рагозин с начала 70-х гг. XIX века в своей лаборатории в Нижнем Новгороде настойчиво занимался разработкой процесса перегонки мазута под перегретым паром. В 1874 г. «Высочайшим повелением о производстве опытов на вновь устраиваемых фотогеновых заводах» император Александр II дал ему разрешение на «испытание нового способа выделки керосина, в особенности, смазочного масла из нефти» на опытном заводе в Нижнем Новгороде. В результате большой работы ему удалось разработать и успешно внедрить в производство принципиально новую технологию производства смазочных материалов из «нефтяных отбросов», так называли в то время мазут. Произведенные на его Балахнинском заводе нефтяные масла «олеонафты» вызвали настоящий фурор на Всемирной выставке в Париже в 1878 г., где они были удостоены золотой медали. В результате в 1880 г. весь военно-морской паровой флот Франции перешел на использование российских смазочных материалов. Вот, что, даже вкратце, могла бы рассказать журналистка «Труда» своим читателем, однако вместо этого из ее самовара выпорхнула очередная «утка».
Волю своей буйной фантазии в полной мере дала и журналистка Наталья Жуковская в заметке «Он изобрел нефтепровод» («Российская газета», 28 июля 1999 г.). В сравнительно небольшом материале, посвященном деятельности братьев Нобелей в России, допущено сразу 11 исторических ошибок и неточностей. Во главе этого, несомненно, стоит утверждение, что российский предприниматель Людвиг Нобель «впервые в мире сконструировал и построил нефтепровод…», чем нанес «настоящий удар по американским конкурентам: их нефть и керосин исчезли с рынка».
Все здесь поставлено с ног на голову. В действительности первый нефтепровод появился в Соединенных Штатах Америки. Идею транспортировки нефти по трубам выдвинул в 1860 г. Самуэль Карнс (Samuel Karns), а практически реализовал ее в 1865 г. бизнесмен Самуэль Ван Сайкель (Samuel Van Syckel), построивший в Пенсильвании нефтепровод длиной 5 миль (8,05 км) и диаметром трубы 2 дюймов (50,8 мм). Что касается России, то первый нефтепровод был построен только через 12 лет, осенью 1878 г. на Апшеронском полуострове фирмой «Бари, Сытенко и Компания» по заказу семейного предприятия братьев Нобель. Длина нефтепровода составляла 8,5 верст (9,06 км), диаметр трубы – 3 дюйма (76,2 мм). Строительством трубопровода руководил инженер-механик Владимир Шухов. Осталось добавить, что к тому времени в США уже эксплуатировалась довольно разветвленная сеть нефтепроводов, а в 1879 г. был введен в эксплуатацию и первый магистральный нефтепровод Tidewater System длиной 108 миль (189,9 км) и диаметром 6 дюймов (152,4 мм), пересекший горный массив Allegheny Mountains.
Еще одна «сенсация» была обнародована в репортаже Ивана Краева «Есть 500 миллионов тонн мегионской нефти» (Российская газета, 1 марта 2000 г.) В отношении Ярославского нефтеперерабатывающего завода имени Д.И.Менделеева автор утверждает следующее: «…был основан еще в 1879 г. шведским предпринимателем Альфредом Нобелем и великим русским химиком Дмитрием Менделеевым». В действительности Константиновский завод (это прежнее наименование предприятия до 1942 г.) был основан известным русским предпринимателем Виктором Ивановичем Рагозиным (1833-1901), и на протяжении многих лет являлся лидером отечественной масляной промышленности. Никакого отношения к этому заводу изобретатель динамита Альфред Нобель не имел. Что касается Дмитрия Ивановича Менделеева, то по приглашению В.И.Рагозина и за достаточно высокое вознаграждение в течение летних месяцев 1881 г., по его словам, на заводе он провел испытания «способа непрерывной перегонки нефти» и изучал «добывание себонафта» (вазелина). К сожалению, по ряду причин, эта работа не получила дальнейшего продолжения. Впоследствии Д.И.Менделев больше не посещал Константиновский завод. Подробно с ходом тех давних событий можно ознакомиться в книге В.Е.Пархоменко «Д.И.Менделеев и русское нефтяное дело» (1957) и Г.В.Колесниченко «Очерки истории Ярославского нефтеперерабатывающего завода им. Д.И.Менделеева» (2001). Вот только жаль, что журналист «Российской газеты» не сделал этого перед тем, как выпустить в полет свое «творение».
Вот еще один пример подобного рода. Статью Елены Бадякиной «Их дело пахло керосином» (Деловой вторник, 4 февраля 2003 г.) сопровождает звонкий подзаголовок «180 лет назад братья Дубинины построили в Моздоке первый в мире нефтеперегонный завод». Затем эту «сенсацию» журналистка неоднократно повторяет в тексте своего материала, акцентируя внимание читателя с назойливой настойчивостью на 1823 г. И как тут, как нельзя, кстати, вспоминается знаменитое изречение о повторяемости истории. Есть еще люди, которые помнят как в 50-е гг. прошлого века в нашей стране по команде руководителей Коммунистической партии началась борьба с «безродными космополитами и буржуазным низкопоклонством». Тогда и партийная журналистика внесла свой «весомый» вклад. Советские периодические издания старательно внедряли в массовое сознание чувство превосходства над другими народами, в том числе пропагандой отечественной приоритета во всех важнейших сферах науки, техники, производства и культуры. Эта оголтелая компания, принявшая самые причудливые формы, заслужено получила в народе язвительное название - «Россия – родина слонов».
В данном случае в статье Елены Будякиной виден явный отголосок той давней «слоновой» эпопеи. Если бы она сочла нужным обратиться к исторической литературе, то без труда узнала, что возникновение процесса перегонки нефти историки относят к древности. Так в труде арабского ученого Абу-ар-Рази «Книга тайн», написанной в Х веке, приведены сведения о процессе возгонки и дистилляции различных жидкостей, в том числе и нефти. Немецкий историк Густав Фестер в своей книге «История химической техники» (1923), указывает, что арабские алхимики XIII века Аль-Барави и Аль-Квазвини в своих работах приводили данные об опытах перегонки нефти. К началу XV века относится «перегонная печь» великого Леонардо да Винчи. В фундаментальной трехтомной работе известного британского ученого Бовертона Редвуда «Petroleum» (1926) приводится немало интересных фактов о начальном периоде нефтепереработки. Так в 1613 г. на японских островах в провинции Эчиго предприниматель Магара построил кубовую установку для перегонки нефти, добываемой из поверхностных выходов в окрестностях Ниитзу.  В 1625 г. в городе Страсбурге вышла в свет работа Иогана Волка (Johan Volck) в котором подробно описан процесс перегонки нефти и приведены эскизы перегонных устройств. В 1745 г. французский король Людовик XV подписал концессионное разрешение дворянину Б. де ла Саблонье  (B. de la Sablonniere) на эксплуатацию нефтяной площади, где тот пробурил несколько скважин и построил небольшой нефтеперегонный завод, действовавший вплоть до 1785 года.  Пожалуй, уже приведено достаточно примеров, чтобы сделать вывод - «кричать» в полный голос о мировом приоритете в этом деле российских изобретателей не следует.
Что касается семейного предприятия братьев Дубининых, то следует отметить, что здесь имеется обширная отечественная историография, начиная с работы инженера-технолога Степана Гулишамбарова «Материалы для истории фотогенового производства», опубликованной в «Горном журнале» еще в 1880 году. И ни один историк никогда не позволял себе назвать «нефтеперегонным заводом». простейшую однокубовую установку по перегонке нефти, созданную братьями Дубиниными по точному подобию «печи для выделки скипидара», нашедшей широкое распространение в северных губерниях России с XVIII века. Остается добавить, что кубовая установка братьев Дубининых располагалась не в городе Моздоке, а в ауле Акки-Юрт, куда для последующей перегонки доставлялась сырая нефть из колодцев расположенных в районе станицы Вознесенской.
А вот еще пример. Журналист Алексей Кондаков в статье «Восстановлена связь времен» (Нефтяные ведомости, 28 июля 2003 г.) рассказывая о деятельности учредителей «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель» неожиданно делает следующее утверждение: «Они изобрели – ни много, ни мало – первую в мире вертикально интегрированную нефтяную компанию». Если бы автор обратился к вполне доступным источникам, то без труда мог бы узнать, что датой утверждения устава «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель» является 18 (30) мая 1879 г. Однако к тому времени уже более пяти лет в России активно действовала акционерная компания «Бакинское нефтяное общество». Устав этого Общества был утвержден императором Александром II 18 (30) января 1874 г. Учредителями этой действительно первой в мире вертикально интегрированной нефтяной компании были известные российские промышленники Василий Кокорев (1817-1889) и Петр Губонин (1825-1894).


В кривом зеркале

Излишне легковесный подход, непростительное незнание исторических реалий неизбежно приводит журналистов к очередному «очевидному невероятному». Так в статье Елены Батуевой «Кому насолил Нобель» есть следующие строки: «… сын Людвига Нобеля, названный в честь деда Эммануилом, продал за 20 миллионов долларов Рокфеллеру свою российскую фирму «Стандарт ойл.» (газета «Трибуна», 14 марта 2003 г.) 
Даже далекий от истории человек знает, что компания известного американского предпринимателя Джона Рокфеллера носила название «Standard Oil Company», так что он ну никак не мог купить свое собственное предприятие у Эмануила Нобеля, председателя правления российской компании «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель».
В очерке Андрея Ливнева «Страсти вокруг бакинской нефти, или особенности национальной конкуренции» (журнал «Мировая энергетическая политика», № 2, 2002 г.) на стр. 71 содержится следующее утверждение: «В 1866 году фирма «Сименс и Гальске» получила первую концессию в районе Баку. К 1868 г. инженеры «Сименса» пробурили три скважины. Далее цифры росли в геометрической прогрессии». Однако достаточно обратиться к работе историка И.Г. Бежанова «История развития нефтяной промышленности в Грузии» (1975 г.), чтобы убедится - в действительности эта фирма осуществляла свою деятельность в Кахетии (Тифлисская губерния), а вовсе не на Апшеронском полуострове. В 1867 г. братья Вернер и Карл Сименсы взяли в откупное содержание нефтяные источники «Ширакских, Эльдарских и Мирзаанских степей». В 1869 г. в районе Цители-Цкаро, называемом «Царские колодцы», ими был построен нефтеперегонный завод, оснащенный самым современным для того времени оборудованием. В том же году была заложена и первая буровая скважина.
Вообще А.Ливнев, который с определенной претензией обозначает свою профессию, как «историк», склонен к достаточно вольной трактовке исторических фактов. Так его материал иллюстрирует достаточно известная фотография церемонии посещения императором Николаем II и его супругой выставочного павильона «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель» на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде летом 1896 г. Казалось, как еще можно трактовать это «протокольное» событие. Однако автор находит неожиданное решение и ставит читателя в полное недоумение подписью под этой групповой фотографией: «Из-за коррупции и ошибок чиновников Российская империя так и не смогла укрепить свое финансовое благополучие за счет наращивания экспорта нефти». Поистине эта авторская «находка»- зримая иллюстрация известной русской пословицы: «В огороде бузина, а в Киеве – дядя».  Далее автор помещает фотографию группы людей с подписью «Брат известного изобретателя динамита Роберт Нобель (в центре) на свой страх и риск купил первый небольшой заводик в России и не прогадал». Но дело в том, что на данном фото Роберта Нобеля как раз и нет, и в центре группы сотрудников Бакинского отделения компании находится сын Людвига Нобеля, Эмануил, ставший в 1888 г. во главе «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель».
А вот пример того, что наивные и поверхностные представления по истории российской нефтяной промышленности, почерпнутые из разных «утиных историй», являются вовсе не безобидными и могут иметь далеко идущие негативные последствия.
В журнале «Нефтегазовая вертикаль» (№6, 2001 г.) помещена обширная подборка «Панорама» составленная сотрудником АО «ВНИИЗарубежгеология» В.Высоцким в виде хронологического перечня основных исторических событий в отрасли. И чего здесь только нет? Уже первой строкой автор утверждает: «1745 г. Архангельский купец Федор Прядунов построил первую нефтеперегонную установку на Ухте». Жаль, что автор не пожелал ознакомиться с уже давно опубликованными документами из Российского архива древних актов сведенными в «Дело о нефтяном заводе Федора Прядунова». Из них он смог бы узнать, что «1745 году ноября 18 день по определению Берг-коллегии по прошению архангелогородца Федора Прядунова велено в Архангелогородской губернии в Пустоозерском уезде в пустом месте при малой реке Ухте завесть нефтяной завод, распространяя  содержать ему  тот завод довольным капиталом без остановок и ту нефть продавать». Из этого явно следует, что в ноябре 1745 г. было только получено разрешение на строительство «завода», а сам  Федор Прядунов не был купцом, его социальное положение – «архангелогородец» или «посадский человек». Более интересное открытие ждало бы автора «Панорамы», когда он узнал, что «нефтяной завод» Ф.Прядунова, кстати, построенный в августе 1746 г.: «состоял из следующего строения: над самым нефтяным ключом, на средине биющем, построен четвероугольный сруб вышиной 13 бревен… Внутри сруба поставлен узкодонный чан, который истекающую изводы нефть, впускал в себя отверстиями…»  То есть перед нами описание простейшего устройства для поверхностного сбора нефти с водной поверхности. Что касается перегонки 40 пудов нефти, то согласно архивным материалам, Ф.Прядунов осуществил ее в Москве в лаборатории Берг-коллегии в октябре 1748 г.  19 октября 1750 г. промысел Ф.Прядунова на Ухте посетила комиссия Берг-коллегии, которая описала все имущество вплоть до «ушата и нефтяного ковша». Упоминание  о таком значительном сооружении, как кубовая установка для перегонки нефти в отчете данной комиссии отсутствует. Добавим, что в 1749 г. Ф.С.Прядунов был арестован и помещен в долговую тюрьму в Москве, где и скончался в марте 1753 года. И, наконец, последний факт, недавно архангельский краевед Николай Окладников обнаружил в Архангельском государственном архиве письмо Федора Прядунова (август 1744 г.) о его желании приобрести в частное владение, Шаховского медеплавильного завода, который находился за рекой Двиной, в 14 верстах от Архангельска в урочище Валдушки.  И как свидетельствуют архивный документ, он приобретал завод для организации на нем "двоения" нефти, которую собирался добывать на реке Ухте. Объясняя причину выбора Шаховского медеплавильного завода "для передваивания" нефти, рудознатец отвечал, что завод этот «имеется в безопасном месте», а местность на Ухте «способного и безопасного места не имеет».
Все вышеприведенные факты из архивных документов ясно свидетельствует, никакой «нефтеперегонной установки» на Ухте в вышеуказанный период не было.
Или еще один «пассаж»: «1864 г. начало добычи на Кудако-Киевском месторождении в Краснодарском крае (это событие считается началом рождения нефтяной промышленности России)». Оставим в стороне такие «мелочи», как то, что в 1864 г. в России не было никакого Краснодарского края, и никто тогда не называл нефтяное месторождение недалеко от г. Анапы «Кудако-Киевским». Главное все же - не в этом. Казалось, чего же проще, для  автора обратится к многочисленным работам по истории Кубанской нефтяной промышленности (К.П.Понамарев, С.И.Штейнер «Очерки истории нефтяной промышленности Кубани» (1958), А.К.Трошин «Ардалион Николаевич Новосильцев» (1996), Д.Г.Антониади и др. «Кубань – колыбель нефтяной и газовой промышленности России» (1999) и получить достоверную информацию.  И тогда стало бы ясно, что в 1864 г. бригада американских специалистов, нанятая предпринимателем Ардалионом Новосильцевым завершала свою двухлетнюю и безуспешную деятельность по производству буровых работ на Кубани. Сначала ими были заложены скважины в местах поверхностного нефтепроявления под Анапой, затем у станицы Старо-Титаровской и у поселка Фонтановского. По ряду причин попытки разведочного бурения оказались неудачными, а чрезмерные амбиции заокеанских специалистов и их попытка диктовать неприемлемые условия закономерно привели А.Н.Новосильцева к решению разорвать с ними контракт.
По совету генерал-лейтенанта Григория Гельмерсена, директора Санкт-Петербургского Горного института, А.Н.Новосильцев принимает на работу механика Владимира Петерса, зарекомендовавшего себя опытным бурильщиком артезианских колодцев. После встречи с горным инженером Фридрихом Кокшулем Ардалион Новосильцев принял решение о сосредоточении разведочных работ в районе притоков Кубани - рек Кудако, Псиф и Псебепс. В августе 1865 г. началось бурение пяти скважин на левом берегу реки Кудако, в 42 км от Анапы. И когда при достижении глубины 40 футов появились притоки нефти, буровые работы были продолжены с еще большей интенсивностью.
Наконец, 3 февраля (15) февраля 1866 г. из скважины № 1 с глубины 123,5 футов (37,6 м.) ударил первый в России нефтяной фонтан. Именно эта дата и является знаменательной вехой в истории отечественной нефтяной промышленности. А вот попытка автора отсчитывать «начало рождения нефтяной промышленности России» со времени неудачных попыток американских бурильщиков, мягко говоря, не корректна.
И еще один красноречивый пример. Автор указывает: «1906 г. Первый в России нефтепровод от г. Баку до г. Батуми…» Не вдаваясь в подробные объяснения, следует отметить, что наш читатель уже знает, что первый в России нефтепровод был построен в 1878 г., а вот 17 (30)  мая 1907 г. в действительности был введен в эксплуатацию керосинопровод Баку-Батуми. Однако здесь, пожалуй,  следует остановиться, поскольку сущность «сочинения» сотрудника АО «ВНИИЗарубежгеология» В.Высоцкого для читателя уже предельно ясна.
Есть серьезные основания для опасения, что вышеназванная «Панорама», представленная достаточно авторитетным журналом, воспринимается массовым читателем, как достоверная историческая работа. А это значит, что на нее уже ссылаются в своих работах и студенты, и региональные журналисты, тем самым вновь и вновь тиражируя еще в больших масштабах все эти исторические нелепости, несуразности и ошибки.
Ограниченность журнальной площади не позволяет в этих критических заметках продолжить длинный перечень псевдотворческих «удач» отечественных журналистов. Поэтому после обозрения всего этого «утиного творчества» хочется воскликнуть только одно: «Господа журналисты, пишущие на исторические темы! Помните, свобода слова вовсе не означает свободу от подлинных исторических знаний, профессиональной компетентности и глубокого изучения проблемы с обращением для консультаций к специалистам. Только таким образом вы сможете вернуть уважение и восстановить свой авторитет у российского читателя».

Матвейчук А.А © 2017