Форма входа

Категории раздела

Часть 1 [1]
Часть 2 [2]

Поиск

Посоветовать другу

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Среда, 17.10.2018, 19:33
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Каталог статей » Часть 2

Незамеченный юбилей

Незамеченный юбилей

100 лет назад был принят декрет Совнаркома Советской России о национализации нефтяной промышленности страны

Александр МАТВЕЙЧУК, кандидат исторических наук, действительный член РАЕН

 

20 июня 1918 г. правительством Советской России был принят «Декрет о национализации нефтяной промышленности», объявивший государственной собственностью все предприятия отрасли, находившиеся тогда на территории страны. К сожалению, столетие этого события, не привлекло внимание отечественного нефтегазового сообщества, и осталась в стороне возможность переосмыслить актуальные проблемы отрасли с учётом её накопленного опыта функционирования в рамках государственной собственности.

«Рабочий контроль» в действии

Лозунг полного огосударствления нефтяной отрасли предельно ясно обозначил, как одну из стратегических целей партии большевиков, их вождь Владимир Ульянов (Ленин) в брошюре «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», опубликованной в сентябре 1917 г.: «Национализация нефтяной промышленности возможна сразу и обязательна для революционно-демократического государства. И уже спустя несколько месяцев это программное положение стало воплощаться советским правительством в жизнь проблемным и конфликтным методом «проб и ошибок». Самым первым шагом по пути «социализации» промышленности России и переходу к новым трудовым отношениям большевики посчитали установление во всех отраслях народного хозяйства строгого рабочего контроля. Уже 14 (27) ноября 1917 г. Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом и Советом Народных Комиссаров было утверждено «Положение о рабочем контроле», подготовленное лично В.И. Лениным. Он вводился явочным порядком «в интересах планомерного регулирования народного хозяйства» как обязательная мера на всей предприятиях Советской России, имевших наёмных рабочих и распространялся на «производство, куплю, продажу и хранение продуктов и сырых материалов, а также финансовую деятельность предприятий». Таким образом, основной формой рабочего контроля был повседневный мониторинг производственно-технической и коммерческо-финансовой деятельности предприятий, в том числе: за поступлением и использованием заказов, установлением нормы выработки предприятия, расчетом себестоимости производимых продуктов, наймом и увольнением сотрудников и т.д. Данную контрольную деятельность осуществляли рабочие предприятия через свои выборные организации, куда могли входить и отдельные представители от служащих и технического персонала, пользовавшиеся доверием пролетариата. Коммерческая тайна отменялась. Решения органов рабочего контроля были обязательны для предпринимателей. Виновные в сокрытии материалов, продуктов, заказов и в неправильном ведении отчетов и т.п. злоупотреблениях подлежали уголовной ответственности. Для руководства системой рабочего контроля в городах и губерниях страны были учреждены местные контролирующие органы, а в Петрограде - Всероссийский совет рабочего контроля.

В организационном плане процесс установления рабочего контроля был достаточно успешен. По данным первой Всероссийской промышленной переписи, к середине 1918 г. на территории, подконтрольной большевистскому правительству пролетарские контрольные органы функционировали на 70,5% предприятий с числом рабочих свыше 200 тыс. человек, в том числе по нефтяной отрасли: в Петрограде (Акционерное общество нефтеперегонных заводов В.Ропс и Ко); в Москве (Акционерное общество нефтеперегонного завода Карла Зиллера) в Кусково, Московская губерния (Товарищество Русско-Американского нефтяного производства); в Константиново, Ярославская губерния (Товарищество производства минеральных масел В.И.Рагозина и Ко»; в Балахне, Нижегородская губерния (Варинские техно-химические заводы И.Н.Тер-Акопова). Однако с точки зрения получения роста производительности и труда и увеличения объемов выпуска конечной продукции на подконтрольных заводах Советской России в целом ситуация была тревожной. Вседозволенность органов рабочего контроля и их некомпетентность в сфере финансово-хозяйственной сфере последовательно усиливали негативные тенденции и вели дело к появлению серьезных проблем в нефтяном производстве.

На подступах к национализации

После принятия декрета ВЦИК и Совнаркома о создании Всероссийского совета народного хозяйства (ВСНХ) от 2 (15) декабря 1917 г., его первым председателем был утвержден Валериан Оболенский (Осинский) (1887-1938). Вместе с Наркоматом торговли и промышленности, возглавляемым Александром Шляпниковым (1885-1937), профильные отделы ВСНХ приступили к выполнению задачи по огосударствлению ключевых отраслей российской экономики. Уже в конце 1917 г. на отдельных промышленных предприятиях началась «конфискация» в пользу пролетарского государства имущества крупных российских предпринимателей: крупнейшего в стране «Путиловского завода», «Общества Невского завода», «Товарищества Петербургского вагоностроительного завода» , Русско-Бельгийского металлургического общества», «Общества электрического освещения 1886 года» и др.

К тому времени решением Совнаркома в состав ВСНХ было включено Особое совещание по топливу (ОСОТОП), специальный правительственный орган, созданный ещё в годы Первой мировой войны «для обсуждения и объединения мероприятий по обеспечения топливом путей сообщения, государственных и общественных учреждений и предприятий, работавших для целей государственной обороны или имевших особо важное значение». 18 (31) декабря 1917 г. председатель Совнаркома Владимир Ленин принял руководителя ОСОТОПа Николая Соловьёва (1870-1947) и имел с ним беседу по поданной им ранее докладной записке «Об Ухтенском нефтяном месторождении», а также по вопросу национализации нефтяной промышленности. После чего, он направил Соловьёва к председателю ВСНХ Оболенскому с рекомендательным письмом, в котором предложил использовать его как «знатока нефтяного дела и автора проекта национализации».

С того дня вопрос о национализации нефтяной промышленности был в постоянном поле внимания Владимира Ленина. Так в течение января 1918 г. он несколько раз встретился с Николаем Соловьёвым, который к тому времени возглавил Отдел топлива ВСНХ, и подготовил проект национализации нефтяных промыслов. В этих встречах также принимал также участие ответственный сотрудник Наркомата финансов Исидор Гуковский (1871- 1921), работавший до революции в Баку.

27 января (9 февраля) 1918 г. на заседание Совнаркома, состоявшееся под председательством В.И.Ленина, рассмотрен проект декрета о национализации нефтяных промыслов, подготовленного заведующим Отделом топлива ВСНХ Николаем Соловьёвым Однако хотя члены правительства и согласились с необходимостью перехода отрасли в собственность государства, тем не менее, законодательное утверждение этого было отсрочено. В определенной степени это решение было связано с тем, что пункты проекта декрета носили общий характер, а подробные условия и порядок национализации нефтяных предприятий срок должны были бы определены особым решением правительства. Поэтому советское правительство предложило ВСНХ «выработать план национализации нефтяных промыслов и представить в недельный срок в Совнарком». Кроме того, Ленин внес предложение президиуму ВСНХ назначить ответственного работника Наркомата финансов Исидора Гуковского на должность отраслевого комиссара, предоставив ему соответствующие полномочия по подготовке национализации нефтяной промышленности.

В целях выполнения правительственного постановления в ВСНХ была создана комиссия по разработке плана национализации российской нефтяной промышленности во главе с партийным функционером Александром Аксельродом (1879-1954). Однако в назначенный недельный срок ей все же не удалось представить приемлемые и убедительные результаты своей работы. Поэтому 15 февраля 1918 г. на заседании В.И. Ленин после доклада заместителя председателя ВСНХ Георгия Ломова (Оппокова) (1888-1938) о национализации нефтяных промыслов предложил принять за основу представленный проект и поручить «т. Ломову созвать специальную комиссию для окончательной разработки этого вопроса с представлением в трехдневный срок готового проекта».

И вновь в назначенный срок решение Совнаркома не выполнено. Только 21 февраля 1918 г. на заседание правительства вносится проект о «национализации нефтяных промыслов», который опять вызывает споры и по предложению Владимира Ленина направляется «на рассмотрение Наркомфина, назначив 3-дневный срок для внесения заключения в СНК». Следующее рассмотрение проекта о судьбе нефтяной отрасли на заседании правительства состоялось 1 марта 1918 г. где ряд положений декрета, в частности о «способах осуществления национализации нефтяных промыслов» и о «выкупе нефтяных предприятий», не нашли полной поддержки членов правительства. К тому времени Совнарком уже столкнулся с рядом серьезных экономических проблем на фоне острой необходимости обеспечить бесперебойное обеспечение промышленности и транспорта страны нефтепродуктами. Поэтому было принято решение создать межведомственную комиссию из представителей ВСНХ, Наркоматов финансов, труда, торговли и промышленности, с целью выработки согласованной позиции. А на следующий день постановлением ВСНХ была учреждена должность Главного комиссара нефтяной промышленности, на которую назначен «старый партиец» Исидор Гуковский. По замыслу правительства именно он должен сыграть ведущую роль, как в подготовке правительственного решения, так и практического осуществления ключевых мероприятий по национализации нефтяной промышленности. Планировалось, что эту работу он будет осуществлять, опираясь на аппарат сотрудников, сформированный из квалифицированных специалистов нефтяного дела. Но как показали вскоре дальнейшие события, И.Э.Гуковский не имел реальной возможности стать во главе столь масштабной операции, как приватизация нефтяной отрасли России. Уже 9 марта 1918 г. решением Совнаркома его назначают заместителем наркома финансов, а ещё через две недели включают в состав советского правительства уже как Народного комиссара финансов. Вполне понятно, что сверхважные задачи, решаемые им в новой высокой должности, уже не позволили ему осуществить руководство процессом «национализации нефтяных промыслов». А поскольку преемник Гуковского так и не появился, как и не были выделены финансовые и материальные средства для создания аппарата Главного комиссара нефтяной промышленности, то о какой-либо персональной ответственности данного должностного лица за состояние дел в отрасли уже даже речи не шло.

10 марта 1918 г. в 22 часа всё советское правительство специальным литерным поездом № 4001 по Николаевской железной дороге отправилось из Петрограда в Москву. Проблемы с размещением и налаживанием работы правительственных учреждений в «Первопрестольной» на некоторое время отодвинули проблему с принятием декрета о национализации отрасли.

25 марта 1918 г. на заседании Совнаркома в повестке дня рассматривались: проект постановления «О введении контроля над ценами на нефтепродукты», которым рекомендовано местным Советам «воздержаться от самостоятельного обложения налогами и реквизиции запасов нефтяных продуктов на пристанях и складах».

Создание Главного нефтяного комитета

К середине мая 1918 г. советскому руководству стало ясно, что малочисленный аппарат Нефтяной части Отдела топлива ВСНХ в силу ограниченных задач по организации нефтеснабжения и не обладающий значимыми административными полномочиями не может обеспечить контроль за деятельностью частных предприятий нефтяной промышленности и подготовку к их национализации. Тем самым настоятельно назрела необходимость создания специального государственного органа способного выполнить эти важные задачи. 17 мая 1918 г. на заседании Совнаркома был принят Декрет «Об учреждении Главного нефтяного комитета». Его руководителем был утвержден Николай Соловьев, ранее возглавлявший Отдел топлива ВСНХ. В состав коллегии ГНК вошли; нарком финансов Исидор Гуковский (1871- 1921), «ответпартработник» Георгий Пылаев (1894 -1937), Константин Махровский, инженер Андрей Шибинский (1869–1950). Этим же декретом «недееспособная» должность Главного комиссара нефтяной промышленности была упразднена. Вскоре в состав Глакомнефти были включены: горный инженер Иван Губкин (1873-1939) и представитель Бакинского Совнаркома Саак Тер-Габриэлян (1886-1937).

Главный нефтяной комитет получил право на управление нефтяными делами в общероссийском масштабе и должен был вести разработку и осуществление мероприятий, связанных с организацией государственного нефтяного хозяйства. В декрете было подчеркнуто: «Главный нефтяной комитет является единственным органом, ведающим всеми вопросами, связанными с добычей, переработкой, распределением и потреблением нефти и ее продуктов. Главному нефтяному комитету подлежат: контроль и регулирование всей нефтяной промышленности и торговли нефтяными продуктами; разработка и практическое осуществление мероприятий, связанных с переходом частной нефтяной промышленности в собственность государства и организация государственного нефтяного хозяйства…» Для осуществления контроля и работы на местах вскоре были созданы десять региональных нефтяных комитетов: Петроградский, Московский, Рыбинский, Нижегородский, Ярославский, Казанский, Самарский, Саратовский, Уфимский, Астраханский. Учреждение Главкомнефти в качестве специальной организационной структуры по управлению нефтяной отраслью и стремление государства получить контроль над торговлей нефтепродуктами стали решительными шагами на пути огосударствления нефтяной промышленности.

Однако основной объем нефти Советская Россия получала из нефтяных промыслов Апшеронского полуострова, которые были вне юрисдикции Главного нефтяного комитета и находились под управлением весной Бакинского Совета народных комиссаров. К весне 1918 г. там возникли серьезные проблемы как с оплатой труда нефтяников, так из-за недостатка продовольствия.

Для устранения причин возникшего «продовольственного кризиса» в Баку 22 мая 1918 г. Ленин подписывает постановления Совнаркома об ассигновании 100 млн. руб. в распоряжение Отдела топлива ВСНХ для вывоза нефти из Баку и выплаты заработной платы рабочим нефтяных промыслов, об отправке водным транспортом 10 тыс. пуд. хлеба из Царицына в Баку для обеспечения вывоза нефти оттуда.

Вопрос о национализации промышленности стоял на I Всероссийском съезде совнархозов, на котором 26 мая 1918 г. выступил В. И. Ленин с большой речью. В принятой съездом резолюции «Об экономическом положении и экономической политике» указывалось на необходимость перейти от национализации отдельных предприятий «к последовательной национализации отраслей промышленности и в одну из первых очередей - металлообрабатывающей и машиностроительной, химической, нефтяной и текстильной».

2 июня 1918 г. Ленин получает от председателя ВСНХ А. И. Рыкова проект «Положения об управлении национализированными предприятиями», выработанный Секцией по организации промышленности I Всероссийского съезда совнархозов. Этот документ по его распоряжению Ленина направлен в Главкомнефть для ознакомления ответственных сотрудников и учета в работе по подготовке проекта декрета о национализации нефтяной отрасли.

Декретная инвенция

20 июня 1918 г. В.И.Ленин председательствует на заседании Совета Народных Комисаров, где был обсужден и принят «Декрет о национализации нефтяной промышленности» и постановление «Об ответственности кредитных и других учреждений и частных лиц за сохранность находящегося у них имущества нефтяных предприятий, национализированных этим декретом». Основные положения Декрета были изложены всего в 12 пунктах: Все имущество нефтедобывающих и нефтеперерабатывающих предприятий объявлялось государственной собственностью без какого-либо финансового возмещения прежним владельцам. Была введена государственная монополия на торговлю нефтью и её продуктами. Управление национализированными предприятиями передавалось Главному нефтяному комитету.

Исходя из постановления Совнаркома «Об ответственности кредитных и других учреждений и частных лиц за сохранность находящегося у них имущества нефтяных предприятий, национализированных этим декретом». правление Главнефти издало следующее предписание: «Всей местной администрации бывших нефтяных фирм исполнять по-прежнему свои обязанности и нести полную ответственность перед Главным нефтяным комитетом за сохранность всего имущества этих фирм и за правильное ведение дела, подчиняясь контролю местных органов Главного нефтяного комитета... Увольнение кого-либо из ответственных служащих этих фирм может быть произведено не иначе, как по предварительному разрешению Главного нефтяного комитета». Таким образом, Декрет о национализации нефтяной промышленности в России от 20 июня 1918 г. положил начало новой главе истории российской нефтяной промышленности, связанной с особыми условиями ее функционирования в рамках социалистической системы, предложенной большевистским правительством.

  • отметить, что национализация промышленных предприятий, в том числе и в нефтяной отрасли стала неоднозначным по своим экономическим и политическим последствиям явлением. По данным промышленной переписи на 31 августа 1918 г. в Советской России из общего количества 9 тыс. 750 национализированных промышленных предприятий полностью бездействовало 3 тыс. 690 или 37,8%. Работа остальных велась в режиме постоянных и длительных простоев из-за отсутствия сырья и топлива.

Реализация положений Декрета от 20 июня 1918 г. на практике привела к достаточно поспешному и непродуманному слиянию на территории Советской России в единое целое активов частных нефтепромышленных предприятий на базе имевшихся крупнейших монополистических объединений. Структура управления отраслью в результате получилась весьма пестрой и хаотичной. Кроме того, введенные принципы уравнительного тарифа в промышленности не создавали стимулов для эффективной работы рабочих и служащих.

Следует отметить, что принятие декрета о национализации нефтяной промышленности также привело к ухудшению и без того тяжелого внешнеполитического положения Советской России. Так, 8 июля 1918 г. под председателем шведского посланника Брендстрема состоялось совещание послов нейтральных государств Голландии, Испании, Норвегии, Дании и Швейцарии на котором обсуждалась проблема национализации российской нефтяной промышленности и возникших в результате этого имущественных претензиях. Совещание выразило согласованный протест наркомату иностранных дел и СНК в связи с принятием декрета, нанесшем «громадные убытки» иностранным владельцам нефтяной промышленности. В декларации указывалось на то, что «представленные на совещании государства оставляют за собой право предъявить впоследствии требования о возмещении ущерба».

Цель оправдала средства

Потеря Бакинской нефти в конце лета 1918 г. стала серьезным ударом для экономики Советской России. 14 сентября 1918 г. председатель ВСНХ Алексей Рыков выступил с докладом на пленуме ВСНХ. По нефтяной промышленности он сказал: «События в Баку прекратили подвоз в Россию жидкого топлива. Нам удалось вывезти за весь сезон около 80 млн. пуд. с небольшим против 120 - 150 млн. пуд., на которые мы рассчитывали.

К концу 1918 г. Советская Россия имела в наличии всего около 83 тыс. пудов жидкого топлива, а для обеспечения планов 1919 года было необходимо 220 млн. пудов, таким образом, топливный дефицит составил 62,2%. Понимая значение энергетической проблемы в целом и для решения кризиса в обеспечении топливом экономики большевистским руководством принимались чрезвычайные организационные меры по всемерной экономии нефтепродуктов и поиску новых источников энергоресурсов, в частности, разработки месторождения горючих сланцев. .

Неудачи красной Армии в начале весны 1919 г. в Поволжье и на Восточном направлении привели к еще большему напряжению в обеспечении страны нефтью и нефтепродуктами.

31 марта 1919 г. ввиду «топливного голода» Совет Обороны утвердил постановление об оказании содействия лицам, берущимся доставлять нефтепродукты с мест добычи, находящихся временно за пределами советских владений. Реввоенсовету Кавказского фронта и Астраханскому исполкому предписывалось принимать меры безопасности и не облагать никакими налогами. Главоду и Главконефти - обеспечить скорейшую разгрузку и оплату доставляемых нефтепродуктов.

На 1 ноября 1919 года в Советской России оставалось всего 1,7 млн. пудов нефти. В стране наступил «топливный голод», который мог обернуться паданием власти большевиков и с этим большевистское руководство смириться не могло.

Создание и дальнейшее уверенное существование трех независимых государств в Закавказье и их поддержка со стороны Антанты убедило политическое руководство РСФСР, что для достижения своих геополитических целей необходимо изменение тактики действий, путем создания на территориях Закавказских республик «очагов революции» и дальнейшее использование формирований Красной Армии для оказания вооруженной помощи «восставшему братскому пролетариату».

С вступлением советских войск в Баку Азербайджанская демократическая республика прекратила свое существование. В обращении Временного Революционного комитета от 28 апреля 1920 г. говорилось: «Вся власть в стране перешла в руки трудящихся классов. Перед рабочими и крестьянами Азербайджана открывается новая светлая эра социализма». Уже на следующий день, 29 апреля 1920 г. председатель СНК Владимир Ленин отметил: «… положение Советской России поправляется к лучшем, мы знаем, что наша промышленность стоит без топлив, и вот мы получили весть, что Бакинский пролетариат взял власть в свои руки… Это означает, что мы имеем теперь такую экономическую базу, которая может оживить всю нашу промышленность… Таким образом наш транспорт и промышленность от Бакинских нефтяных промыслов получат весьма существенную помощь». 5 мая 1920 г. в Баку поступила подписанная им телеграмма, где говорилось: Совнарком приветствует освобождение трудовых масс независимой Азербайджанской республики и выражает твердую уверенность, что под руководством своего Советского правительства независимая республика Азербайджан совместно с РСФСР отстоит свою свободу и независимость от заклятого врага угнетенных народов Востока – от империалистов…»

С первых дней функционирования новой власти в Азербайджане была организована массовая отправка нефти и нефтепродуктов морем в Астрахань с последующей транспортировкой по Волге в центральные районы Советской России, что позволило окончательно снять с повестки дня топливную проблему для советской экономики.

Категория: Часть 2 | Добавил: Нестор (17.09.2018)
Просмотров: 28 | Рейтинг: 0.0/0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

N-Site © 2018