Форма входа

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Посоветовать другу

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Понедельник, 23.10.2017, 05:14
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | | Вход
Игра битыми картами


(Опубликовано в журнале «Нефть России» 2004, № 2.)

ИГРА БИТЫМИ КАРТАМИ
«Утиные истории» о прошлом и настоящем российской нефтяной промышленности в газете «Сведения»

Нестор НЕФТИН

В течение двух последних месяцев прошлого года в Москве в выставочном зале Федеральной архивной службы работала выставка «Нефть и Газ России. XIX-XX вв.». Экспонируемые на ней уникальные архивные документы и материалы наглядно представили основные этапы становления и развития нефтегазовой отрасли, подтверждая тем самым неуклонно возрастающую роль углеводородных сырьевых ресурсов в исторической судьбе нашей страны. Неудивительно, что это важное мероприятие не осталось вне внимания отечественных периодических изданий. Однако поверхностный и тенденциозный подход некоторых средств массовой информации к рассмотрению исторических проблем отрасли не может не вызвать серьезного беспокойства у вдумчивого российского читателя.

Бег по старым граблям
На страницах нового периодического издания, носящего несколько пафосное название «Федеральная просветительская газета «Сведения» (№ 10, 2003 г.), опубликован объемный материал Владимира Иванаева с лаконичным заголовком «300 лет российской нефти».
К сожалению, данному материалу в полной мере присущи основные недостатки ряда «нетленных» материалов молодых журналистов, без устали клонирующих на протяжении последних лет различного рода исторические нелепости и ошибки (см. статью «Нефть в самоваре», журнал «Нефть России», 2003, №11, С. 109-112.).
Однако и вышеназванный автор из всех сил стремится внести свой личный вклад в нефтяное мифотворчество. Вот он упоминает о том, что «знаменитый русский инженер Григорий Черепанов», в 1721 г. «о нефтяных источниках на реке Ухте в Пустозерском уезде доносил в Берг-коллегию». Возможно в раннем детстве Владимир Иванаев во время игры «в паровозики», услышал и запомнил фамилию Черепанов, которую без малейшей тени сомнения привел в своей статье. Но если бы он обратился к любому справочному изданию, то мог узнать следующее: в 1833 г. на Нижне-Тагильском заводе крепостные крестьяне уральских предпринимателей Демидовых Ефим Черепанов (1774-1842) и его сын Мирон (1803-1849) построили первый в России паровоз. Понятно, что к ухтинской нефтяной находке 1721 г. они не имели никакого отношения.
Остается добавить, что и «знаменитого русского инженера Григория Черепанова» в российской истории XVIII века попросту не существовало. А вот обращение к архивным документам Российского государственного архива древних актов (РГАДА) показывает, что весной 1721 г. «мезенский житель», «рудознатец» Григорий Черепанов сообщил в Берг-коллегию, что он нашел в Пустоозерском уезде Архангелогородской губернии «нефтяной ключ». Об этом было доложено императору Петру I, который дал распоряжение о тщательном обследовании источника нефти, а также о награде в шесть рублей для Григория Черепанова: «чтоб он также и прочие впредь к сысканию руд лучше имел охоту».
В своем материале Владимир Иванаев старательно реанимирует и некоторые полузабытые исторические заблуждения, например, мифическую притчу о «первом в мире нефтеперегонном заводе», якобы построенном Федором Прядуновым на реке Ухте в середине XVIII века.
Причем в качестве основного доказательства он ссылается на то, что «остатки «нефтеперегонного завода» обнаружил «известный исследователь русского Севера академик Т.Борноволоков».
Что же, обратимся к статье члена-корреспондента Санкт-Петербургской Академии наук Тертия Степановича Борноволокова (1764-1813) «Записка о доманике, горном масле и каменном угле»», опубликованной в «Трудах Вольного Экономического общества» в 1809 г., то есть, через пятьдесят три года после кончины Федора Прядунова. Однако там достаточно определенно сказано: «По разведываниям моим узнал я, что при сих источниках бывал некогда завод для добывания нефти, но давно опустел от того, что основатель его умер… теперь как сказывают, не токмо видны остатки прибыточного сего заведения…» И далее, говоря о своих опытах над ухтинской нефтью Т.С.Борноволоков подчеркивает: «Два унца сего горного масла по перегонке дали мне довольно хорошего подобия нефти 2,5 драхмы».
И вот на основании этого Владимир Иванаев со всей категоричностью делает свой крайне неожиданный вывод: «Находка позволила со всей определенностью утверждать: Прядунов изобрел процесс перегонки нефти на кубовой установке. Однако утверждением своего приоритета не озаботился»
Надеюсь, читатель сможет сам без труда понять, что в этом случае напрашивается одно утверждение, что для безудержной фантазии г-на Иванаева нет никаких пределов.
Если бы автор обратился к архивным материалам РГАДА, то без труда бы убедился, что «нефтяной завод» Федора Прядунова, представлял из себя простейшее сооружение для сбора нефти с водной поверхности. Что касается перегонки ухтинской нефти, то из отчета обер-пробирера Леймана от 10 октября 1748 г. следует, что им  в Московской лаборатории Берг-коллегии было произведено «передвоение» трех ее фунтов. А затем последовал черед и основной части сырой нефти, доставленной в Москву еще в начале марта того же года. Об этом в архивном документе «Экстракте» сказано следующее: «Того же октября 19 дня означенный Прядунов скаскою в берг-коллегию показывал привезено де им Прядуновым достаток в 746 и 747 годах маия по первое число в Пустоозерском уезде при речке Ухте российской нефти в Москву Берг-коллегии в лабораторию сорок пудов, которая де им Прядуновым вся передвоена. А по передвойке явилось чистой нефти две трети весом 26 пудов 26 фунтов с половиной…»
А вот еще один красноречивый факт. 19 октября 1750 г. «нефтяной завод» на Ухте был обследован капралом Григорием Голенищевым и земским бургомистром Федором Рочевым, оставившим подробное описание этого промысла. В их «доношении» было упомянуто обо всех строениях «двор ветхий и т.д.», перечислен буквально весь имеющийся на промысле инвентарь вплоть до «квашни, блюда, ушата, 55 бревен и т.д.» и в заключении указано: «А более вышеописанного никаково заводу по свидетельству над ключем не явилось». Ни о какой «кубовой установке» или о каком-либо необычном сооружении члены комиссии вообще не упоминают. Сам Федор Прядунов на промысле во время «освидетельствования» отсутствовал, так находился  под арестом по жалобе Главной медицинской канцелярии, ибо «вздумал лечить сею нефтью всякие болезни».
Остается добавить, что в ноябре 1750 г. Федор Прядунов предпринял попытку восстановления разрушенного промысла о чем направил сообщение в Берг-коллегию, а затем наступила «черная полоса» в жизни, последовал новый арест уже за неуплату «десятинных денег», после чего он был помещен в долговую тюрьму, где и скончался в марте 1753 г.
Таким образом, анализ архивных материалов убедительно доказывает, что вся история с «нефтеперегонным заводом на Ухте» является мистификацией и своеобразным легкокрылым «творением» Владимира Иванаева.
Излишне легковесный и поверхностный подход к историческому материалу приводит автора и к запуску других «газетных уток». Так он неожиданно утверждает, что Людвиг Нобель: «… организовал перегонку нефти на девятифутовом рейде Каспийского моря». Похоже, что г-н Иванаев в жизни не видел ни одного нефтеперерабатывающего завода и совершено не представляет что это такое, иначе бы с поразительной легкостью не поместил его…прямо в Каспийское море (!?)
В статье есть и досадные пробелы, которые не носят характер случайных упущений. Достаточно сложно с позиций здравого смысла комментировать следующее суждение автора о деятельности «Товарищества нефтяного производства братьев Нобель»: «… за 35 лет существования «Товарищества» было добыто и учтено 1563 пуда нефти или 13 процентов всей русской добычи». Вероятно, в школьном дневнике Владимира Иванаева не только по истории, но и по математике были одни «неуды». Считать, что с подобной мизерной добычей (44,6 пуда в год) можно быть «самой значительной из всех русских нефтепромышленных фирм», значит вообще не иметь ни какого представления о реальных показателях российской нефтяной промышленности в конце XIX- начале XX веков. Вот только две цифры: только в одном 1899 году «Товарищество нефтяного производства братьев Нобель» добыло 94 миллиона 944 тысячи пудов нефти и получило доход более 2 миллионов рублей.
Легкомысленный подход к историческим фактам сослужило автору плохую службу. Так одним росчерком пера «архангелогородец и рудоискатель» Федор Савельевич Прядунов превратился в «архангельского купца Федора Саввича Прядунова». Нисколько не утруждая себя обращением к справочным изданиям, автор сделал ошибку в написании фамилии известного российского ученого, профессора химии Московского университета Владимира Васильевича Марковникова (1837-1904), представляя его как «Морковников».
Следует отметить также наличие в тексте статьи большого числа своеобразных лингвистических «заготовок» автора: «грубая сырая нефть», «российская нефтянка», «ореховые ложии», «простимулировал две балканские войны» и т.д.

Раз страшилка, два страшилка….
Внимательное прочтение материала Владимира Иванаева, выявляет большое количество фактических погрешностей, создающих в итоге, весьма неблагоприятное мнение о некой тенденциозной направленности данной публикации.
Автор воспроизводит некоторые суждения догматического крыла советских историков техники и естествознания 50-х годов ХХ века, слепо следовавших установкам сталинского «Краткого курса истории ВКП(б)». Без тени малейшего сомнения он как заклинание повторяет: «Наша страна стала зачинателем главных направлений в нефтяной отрасли. Первый трубопровод, первый перегонный куб, первое промышленное бурение…»
Придется вновь разочаровать г-на Иванаева. Приоритет первого нефтепровода принадлежит американским бизнесменам и техникам. Идею транспортировки нефти по металлическим трубам выдвинул в 1860 г. Самуэль Карнс, а практически ее реализовал Самуэль Ван Сайкель, построивший в 1865 г. в Пенсильвании нефтепровод длиной 5 миль (8,05 км) и диаметром трубы 2 дюйма (50,8 мм). В России, как известно, первый нефтепровод был построен только осенью 1878 г.
Что касается процесса перегонки нефти, то историки относят его возникновение к древности. В труде арабского ученого Абу-ар-Рази «Книга тайн» (Х век) приводятся сведения о процессе возгонки и дистилляции различных жидкостей, в том числе и нефти. К началу XV века относится «перегонная печь» великого Леонардо да Винчи. В фундаментальной трехтомной работе известного британского ученого Бовертона Редвуда «Petroleum» (1926) есть немало интересных фактов о начальном периоде нефтепереработки. Так, в 1613 г. на японских островах в провинции Эчиго предприниматель Магара построил кубовую установку для перегонки нефти, добываемой из поверхностных выходов в окрестностях Ниитау. Заслуживает внимания книга Иогана Волка, изданная в Страсбурге в 1625 г., где подробно описан процесс перегонки нефти и ее аппаратное обеспечение.
Аналогичным образом обстоит дело с приоритетом в области бурения скважин. Так известный французский ученый Ален Перредон в своей книге «История крупных открытий нефти и газа» (1994) четко обозначает свою точку зрения: «Китай считается самой старой нефтегазодобывающей державой мира. Уже более двух тысяч лет назад на его территории осуществляли добычу нефти с помощью бамбуковых трубок». Исследования ряда китайских историков второй половины ХХ века принесли новые важные доказательства в пользу обоснованности этой позиции.
Что касается позиции г-на Иванаева, то здесь заметно явное влияние пресловутой партийной компании 50-х годов ХХ века, осуществлявшейся под лозунгом «борьбы с буржуазным низкопоклонством и безродными космополитами», и получившей в народе меткое название «Россия – родина слонов».
Однако волюнтаристская трактовка событий прошлого вместе с «газетными утками» служат лишь подготовкой для заключительных «аккордов» Владимира Иванаева. Обращаясь к положению в современной нефтяной промышленности, автор пишет: «Сто лет спустя отечественные нефтяники… рискуют наступить на те же самые грабли. Управление большей частью нефтяных промыслов и заводов передано иностранным специалистам, более половины рабочих в нефтедобыче – легальные и нелегальные мигранты».
Можно представить, как же далек и от реальности и от здравого смысла Владимир Иванаев, если он способен сказать подобное и о инженерно-техническом персонале отечественных нефтяных компаниях, и о миллионах российских рабочих-нефтяников, своим нелегким трудом обеспечивающих в последние годы стабилизацию экономического положения нашей страны. Несомненно, это высказывание г-на Иванаева достойно стать своеобразным газетным «утиным хитом» прошедшего года.
Претендуя на роль современного Нострадамуса, он с уверенностью предсказывает дальнейшее развитие событий: «…цены на нефть упадут, а российский капитал опять вышвырнут из Европы». А что касается тех немногих западных специалистов, которые в последнее время избраны в состав советов директоров ведущих российских компаний, то, по мнению автора: «Иностранный менеджмент российских компаний, пришедший в Россию из иностранных гигантов, вернется домой с чувством выполненного долга».
Пожалуй, можно было бы и дальше продолжить перечень подобных изречений автора, однако для эрудированного читателя и этого хватит с лихвой. Вызывает большое сожаление, что газета «Сведения», вынесшая на первую страницу в качестве своеобразного девиза изречение: «Достоверные сведения дают шанс познать жизнь, просвещенность – понять ее смысл», отступила от этого принципа, предоставив место для статьи Владимира Иванаева, смысл и направленность которой носят прямо противоположный характер.

Матвейчук А.А © 2017