Форма входа

Поиск

Календарь

«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Посоветовать другу

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Понедельник, 23.10.2017, 05:22
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | | Вход
М.К. Сидоров


Опубликовано в журнале «Нефть России», 1998 г., № 4, С.66-68.

Ухтинский промысел Михаила Сидорова

В увлекательной книге выдающегося русского писателя Валентина Пикуля "Исторические миниатюры" есть небольшая новелла "Михаил Константинович Сидоров". Благодаря образному слову мастера исторической прозы, перед читателем зримо предстают несколько эпизодов из яркой жизни одного из выдающихся российских предпринимателей XIX в. Дошедшие до нас свидетельства прошлого убедительно подтверждают, что в истории нефтяной промышленности России первопроходческая и подвижническая деятельность талантливого предпринимателя, неутомимого исследователя Сибири и Севера России Михаила Сидорова по праву заслуживает достойного признания.

Поморский характер
Михаил Сидоров родился 16 марта 1823 г. в г. Архангельске, в купеческой семье. С ранних лет проявил интерес к знаниям, успешно учился в гимназии, однако, из-за конфликта с одним из преподавателей не окончил полный курс обучения. Впоследствии, в 1845 г. он сумел сдать экстерном экзамен на диплом «домашнего» учителя. Размеренная учительская карьера не прельщала беспокойную натуру Сидорова. Вскоре он оказался в заповедных районах Сибири, где стал постигать азы предпринимательской деятельности. В то время наиболее перспективным и выгодным делом была добыча золота, где он и приложил свои силы, старание и упорство. Атмосфера суровых испытаний и опасностей в жизни сибирских золотоискателей способствовала раскрытию его незаурядных разносторонних способностей.
Упорный труд, усердие принесли свои плоды только через десять лет, когда Михаил Сидоров занял достойное место среди ведущих предпринимателей г. Красноярска и Енисейской губернии. В 1859 г. им была снаряжена экспедиция в Туруханский край, где в районе реки Курейка было открыто первое сибирское месторождение графита. Вместе с Василием Латкиным, он создал «Печорскую компанию» для ведения промысловой и коммерческой деятельности на Севере России. В 1860 г. его экспедиция открывает золотосодержащие россыпи в районе реки Щугора.
В 1862 г. Михаил Сидоров обратился к председателю Императорского русского географического общества адмиралу Федору Литке с предложением отправить экспедицию из устья Печоры на Новую Землю: «Если правительство наше желает, чтобы Новоземельский архипелаг приносил какую-либо пользу Отечеству, то покорнейше прошу Императорское Русское географическое общество: не признает ли оно возможным и полезным исходотайствовать у правительства дозволения мне искать и добывать там минералы и металлы». Он предлагал в течение десяти лет финансировать экспедиции географического общества и внес одну тысячу рублей в качестве премии за лучшее описание Новой Земли. Единственное его условие состояло в том, чтобы на добываемые на острове минералы и металлы не был распространен налог, применяемый к континентальным промыслам. К сожалению, это перспективное предложение не было оценено должным образом в правительственных учреждениях и сгинуло в канцелярской пучине. На всех этапах своей неутомимой деятельности Михаил Сидоров стремился доказать правильность предсказания великого ученого Михаила Ломоносова: «По многим доказательствам примечаю, что и на Севере богато и щедро царствует натура». Получая неоднократные отказы правительственных ведомств, и не рассчитывая на поддержку государства, он сам осуществлял финансирование важных проектов по освоению Севера. Значительные средства Михаил Сидоров вложил в оснащение целого ряда экспедиций по развитию судоходства по северным водным маршрутам, среди которых получило широкую известность стодневное плавание парусно-паровой шхуны "Утренняя Заря" под командованием капитана Д. Шваненберга в 1877 г. по реке Енисей в Карское и Баренцовое моря, вокруг Скандинавии в г. Санкт-Петербург. Известно о личном участии Сидорова в ряде экспедиций в северных морях, на арктические острова. В 1877 г. Михаил Сидоров был награжден большой золотой медалью «Общества для содействия русскому торговому мореходству», как было сказано: «за многолетние неустанные труды и пожертвования на исследование сибирского морского пути и за опыты морского судостроения на Енисее». Результаты своих наблюдений, полученных в многочисленных экспедициях, Михаил Сидоров регулярно публиковал в виде статей в ряде российских научных изданий: «Трудах вольного экономического общества», «Записках географического общества», «Техническом сборнике». Им также был написан целый ряд книг по проблемам освоения Севера России и Сибири: «Проект о заселении Севера путем промышленности и торговли и развитии внешней торговли Сибири» (1864 г.), «Север России» (1870 г.), «Лиственница» (1871 г.), «Картины из деяний Петра Великого на Севере» (1872 г.), «Север России, о горных его богатствах и препятствиях к их разработке» (1881 г.), «О нефти на севере России»(1882 г.), «Труды для ознакомления с севером России» (1882 г.), «О богатстве северных окраин Сибири и народов там кочующих» (1882 г.).
Во второй половине XIX в. имя Сидорова получило мировую известность среди географов и исследователей. В 1862 г. в Лондоне во время участия в 3-й Всемирной выставке, он получил персональное приглашение на «торжественный раут» от председателя Британского королевского географического общества Р.И.Мурчинсона, автора обстоятельного труда «Геология Европейской России и хребта Уральского» (1845 г.). Любопытно, что Сидоров, единственный среди русских промышленников был экспонентом на четырех подряд Всемирных выставках: в Лондоне (1862 г.), Париже (1867 г.), Вене (1873 г.), Филадельфии (1876 г.). Михаил Сидоров как «член-соревнователь» активно участвовал в работе Императорского Русского технического общества. Он был избран непременным членом Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии, почетным членом общества для содействия русской промышленности, почетным президентом африканского института в Париже, почетным членом Королевского географического общества в Вене, членом Бременского полярного географического общества. По его инициативе - основан университет в Томске, куда в 1872 г. он безвозмездно передал «обширную коллекцию сибирских древностей». Активная деловая и общественная деятельность Михаила Сидорова была отмечена рядом высоких российских наград: в 1870 г. «Всемилостивейше пожалован» орденом Святого Станислава 2-й степени, а в 1882 г. - орденом Святого Владимира 3-й степени.

Борьба за Ухту
На всем протяжении своей деятельности Михаил Сидоров стремился к реализации самых разнообразных проектов по промышленному освоению Русского Севера. Для этого он создал «Печорскую компанию», дела которой были заметны для жителей края. В 1864 г. лесничий П. Гладышев обратился с письмом к Сидорову, в котором сообщил о найденных поверхностных выходах нефти в Мезенском уезде Архангельской губернии. В том же году Михаил Сидоров предпринял поездку в указанный район и вместе с землемером Еремеевым и бывшим межовщиком Лебедевым произвел осмотр перспективных участков в районе реки Ухты. Результаты той поездки были обнадеживающими. После посещения и осмотра нефтеносного района, Сидоров направил заявку на три нефтеносных участка с надеждой, что «правительство не откажет первому заявителю в своем сочувствии трудному предприятию в стране суровой, безлюдной и бездорожной». И вновь надежды предпринимателя не оправдались. Чиновники самого разного уровня создавали всевозможные препятствия, порой обосновывая свои отказы самыми смехотворными предлогами. Вот пример подобной канцелярской отписки из архангельского губернского управления: «На основании ныне де.йствующего Горного Устава в Олонецкой губернии и Архангельской губернии (статьи 2253-2257) разрешаются поиски и разработка золота, серебра и меди, относительно же других минералов, как доманика и нефти, никаких законоположений и правил в Горном Уставе не существует».
Настойчивость купца Сидорова в получении земельных участков на Ухте вызвала у архангельского губернатора князя Гагарина зависть и стремление получить лавры первооткрывателя нефтяного месторождения. Его решением была создана губернская комиссия «по исследованию природных богатств» и ассигнована одна тысяча рублей для проведения разведочных работ на нефть. Под наблюдением членов этой комиссии Ф.Белинского и П.Чубинского летом 1867 г. в 45 км от устья реки Ухты ручным вращательным способом была пробурена скважина глубиной 231,6 фута (7,6 м.), в которой имелись только признаки наличия нефти. Затем на берегу реки Чуть в трех километрах от ее впадения в р. Ухту была пробурена и вторая «сухая» скважина. Результаты бурения, приведенные в отчете комиссии, разочаровали губернатора и убежденный в бесперспективности дальнейших поисков, он потерял к нефти интерес.

Ухтинский пролог
Казалось, главное препятствие устранено, и 9 августа 1867 г. Михаил Сидоров получает долгожданное разрешение: «Вследствие разрешения г. Министра, изъяснению в предложении Временного отдела от 20 июня за N2 8153, и сообщению г. Начальника губернии за 26 июля за 26 июля за N2 3084, Управление Государственных имуществ дозволяет Вам разработку нефти и доманика в Мезенском уезде, в указанной Вами местности, в 40 верстах от устья реки Ухты, впадающей в реку Ижму, в течение двенадцатилетнего срока, из платежа за каждую занятую десятину оброка, в размере существующей в Архангельской губернии средней подесятиной платы, трех рублей серебром». Однако, потребовался еще почти год, чтобы окончательно пробить стену чиновнической косности и безразличия и начать работы на отведенных нефтеносных участках. В середине лета 1868 г. снаряженная Сидоровым бригада под руководством мастера П.Лопатина начала подготовительные работы на левом берегу р. Ухты против устья ее притока реки Нефть-Йоль и уже через несколько месяцев была пробурена первая продуктивная нефтяная скважина на русском Севере.
К сожалению, в ряде книг, таких, как: «Нефть», автор Н.В.Тихонравов (М. Гостоптехиздат. 1947), "Нефть", автор Б.А.Соколов (М. Недра. 1970) и в некоторых других изданиях допущена досадная ошибка, когда в качестве даты бурения первой скважины Сидорова на реке Ухте указывается 1855 год.
В архиве Российской академии наук хранятся два документа: «Ежедневный журнал на разработку и углубление нефтяного колодца на реке Ухта М.К.Сидоровым летом 1868 года» и «Журнал об успехе буровых разведочных работ колодца М.К.Сидорова в 1872 году». Эти документальные источники весьма точно определяют время всех этапов проведения буровых работ на Ухте. Подготовительные работы по организации бурения были начаты в июле 1868 г., в августе отрыт колодец глубиной 16,5 футов (5 м). Затем бригада приступила к ручному бурению скважины вращательным способом с использованием пирамидального бура диаметром 8 дюймов. Разбуренная порода удалялась из скважины желонкой, подъем которой осуществлялся ручным воротом. При достижении слоя твердых пород, бур приходилось менять через каждые 2 часа работы. Начиная с глубины 32 фута (9,8 м), при подъеме бурового инструмента были замечены следы нефти на буровых штангах. После достижения буром глубины 40 футов (12,2 м) из скважины на поверхность пошла первая нефть. Рабочие собрали ее в имеющиеся емкости. Дальнейшее бурение в слоях еще более твердой породе привело к поломке бура. Другого инструмента на промысле не оказалось, и работы были остановлены на продолжительное время. В 1868 г. в журнале «Технический сборник» Михаил Сидоров поместил свою статью «Нефть в Печорском крае», где подробно осветил ход буровых работ на Ухте и основные причины их временной приостановки. В тоже время первые анализы ухтинской нефти, проведенные в химической лаборатории Санкт-Петербургского технологического института технологом Эдуардом Врублевским, подтвердили реальную возможность для ее успешной последующей переработки.

Похвала немецкого геолога
После отъезда опытного бурильщика Лопатина, Михаил Сидоров поручает возглавить дальнейшие работы на Ухтинском промысле крестьянину А.Лебедеву, находившемуся до того времени в составе бригады в качестве простого рабочего. Своим упорством и природным талантом, несмотря на отсутствие специального образования, Лебедев сумел постичь секреты мастерства буровых работ. В архиве Российской академии наук сохранились сделанные им чертежи долота, буровой штанги и уравнительного винта.7 И сегодня можно отдать должное оригинальной конструкции бурового инструмента, созданного простым русским крестьянином в 1871 г. После изготовления инструментов на заводе К.Соколова в Санкт-Петербурге и доставки их на промысел, в июне 1872 г. бурильные работы были возобновлены. Сначала бурение производилось ручным вращательным способом, затем ударным способом на непрерывных штангах, свинченных с долотом. Уже при достижении глубины 64 футов (19,6 м) стали применять канатный способ бурения. В начале сентября этого же года Михаил Сидоров привез на промысел Ганса Гефера, впоследствии профессора Горной Академии в г. Леобене, автора популярного учебного пособия «Нефть и ее производные». Авторитетный немецкий ученый основательно ознакомился с результатами работ на промысле, высказал предположение о наличии там богатой нефтяной залежи. По его словам, руководитель работ А.Лебедев на уровне опытного горного инженера сумел должным образом поставить дело на Ухтинском промысле.
В конце сентября 1872 г. скважину пробурили до глубины 173,5 футов (52,9 м), после чего слабо фонтанирующий нефтяной приток появился на поверхности. Это была долгожданная нефть российского Севера, полученная, вопреки пессимистическим прогнозам многих скептиков. Всего из этой скважины было получено свыше около 2 тыс. пудов (33 т) нефти. Образцы ухтинской нефти были показаны Михаилом Сидоровым на Всероссийских мануфактурной выставке в Санкт-Петербурге (1870 г.), Политехнической выставке в Москве (1872 г.), и даже на трех Всемирных выставках в Вене (1873 г.), Филадельфии (1876 г.) и Париже (1878 г.).

В полосе испытаний
Однако в тот период времени получение промышленных объемов нефти из скважин Сидорова не могло быть обеспечено по ряду причин. Ввиду отсутствия данных геологического строения Ухтинской нефтеносной площади, скважины бурились только в достаточно истощенных местах поверхностных выходов нефти. В то же время ручной способ бурения в условиях твердых пород не мог обеспечить выход на основные продуктивные нефтяные пласты, залегающие на глубинах свыше 100 м. Конечно, Михаил Сидоров хорошо понимал необходимость дальнейшего развития нефтяного промысла, проведения геологической разведки и применения машинного бурения, но добытая в небольшом объеме нефть не могла окупить вложенный им внушительный капитал в Ухтинский нефтяной промысел. Проблеск надежды принесла для него продажа во Францию 6 тыс. пудов ухтинского доманика (горючего сланца – А.М.), но по ряду причин эта сделка не получила дальнейшего продолжения. Кроме того, первый успех Сидорова в нефтяном деле вновь возбудил волну яростного противодействия со стороны губернатора князя Гагарина и местных чиновников. Как с горечью писал Сидоров: «На этом я должен был остановить работы, потому что новые затруднения, новые стеснения администрации ставили меня в такое положение, что я не мог распоряжаться отведенным мне участком по своей воле, а где нет права и свободы в действиях, где все зависит от произвола администрации, там всякий промысел не мыслим». Понимая, что в одиночку он обречен на неминуемую неудачу, Сидоров развернул активную деятельность по объединению усилий всех предпринимателей, вовлеченных в разработку природных ископаемых Севера. Благодаря их совместным действиям, в 1873 г. удается добиться создания министерской комиссии по вопросу экономического развития северных территорий России. Убедительные доводы промышленников оказали должное влияние на окончательное решение комиссии, которая предложила: «Ввиду полного отсутствия заработков в Северном крае, в особенности в местностях, удаленных от морского берега, при совершенной незначительности хлебопашества и ничтожности его развития, вследствие климатических условий всякий новый промысел в том крае составляет истинное благодеяние для населения и заслуживает поддержки и поощрения правительства. Между тем применение к Северному краю высочайше утвержденных 1 февраля 1872 г. правил «О нефтяном промысле и акцизе с фотогенового производства» при таких условиях, при которых производится В настоящее время добыча нефти в Северном крае, должно будет невыгодно отозваться на нефтяном промысле, что убьет в самом зачатке всякие попытки на этом поприще». В целом комиссия предложила своевременные меры: освободить нефтепромышленников Севера от арендной платы за предоставленные им участки, уменьшить плату за отпускаемый им лес, разрешить беспошлинный привоз машин и оборудования для бурения и переработки нефти. Но, как это было не раз, дальше правильно оформленного постановления дело не пошло. Неоднократные обращения в различные правительственные учреждения об оказании государственной поддержки для развития нефтяного дела на Севере успеха не принесли. Несмотря на это, Сидоров продолжает настойчивые попытки и вновь привлекает внимание широкой общественности к проблемам северных промыслов. 21 января 1876 г. в Императорском Русском Техническом обществе была создана комиссия «О мерах к устранению препятствий для развития нефтяного промысла» под председательством князя Николая Романовского, Почетного Председателя ИРТО. Деятельность этой комиссии, внесшей значительный вклад в развитие отечественного нефтяного дела, заслуживает особого одобрения. Наряду с выдающимися русскими учеными и промышленниками в ее работе активно участвовал и Михаил Сидоров. 7 марта 1876 г. на заседании комиссии был зачитан его обстоятельный доклад «О положении нефтяного промысла в Архангельской губернии». В заключение Михаил Сидоров подчеркнул: «Если Правительство желает, чтобы на Севере хотя бы ничтожный нефтяной промысел, то непременно должно освободить его там от всех налогов. Это я вывел из своего опыта, стоящего мне 50 тыс. рублей». 11 марта 1876 г. комиссия пришла к заключению, что самой существенной мерой помощи русскому нефтяному промыслу было бы освобождение его от всякого акциза в течение 10 лет. 6 июня 1877 г. на основании «Высочайшего утверждения» Александром II решения Государственного совета было осуществлено освобождение от акциза фотогенового производства с 1 сентября 1877 г. по всей Российской империи. Увы, положения этого документа не смогли полностью оправдать ожидания промышленников Севера, поскольку не учитывали специфику промышленной деятельности в суровых климатических условиях и полного отсутствия инфраструктуры. Во главе группы предпринимателей Михаил Сидоров вновь обратился в российское правительство: «Нефтяные наши предприятия, над которыми мы трудимся с 1864 г., на основании опыта оказываются почти невозможными для осуществления при существующих порядках, которые не доставляют нам никаких прочных гарантий вознаграждения за труды и наши расходы. А между тем развитие нефтяной промышленности на Севере, постройка нефтяных заводов, несомненно, принесут громадную пользу как отечественной промышленности вообще, так и Печорскому краю в особенности, потому что будут содействовать удешевлению и распространению употребления нефти, этого необходимого продукта в Северных губерниях России и заселению пустынных окраин Севера». И вновь, В который раз, в правительственных кабинетах не был услышан глас российских предпринимателей, и их обращение легло «под сукно».
Неосуществленный проект
Финансовое положение Сидорова позволило ему вернуться к продолжению нефтяного дела на Ухте только в 1881 году. До этого Михаил Сидоров посетил нефтяные промыслы в Баку, подробным образом ознакомился с организацией добычи, переработки и хранения нефти. В Ярославской губернии в лаборатории Константиновского завода по его просьбе известный химик Густав Шмидт опробовал различные схемы перегонки северной нефти. В 1882 г. Сидоров пригласил для продолжения работ группу квалифицированных специалистов горного дела из Баку, был определен план развития Ухтинского нефтяного промысла и составлен перечень необходимого оборудования. Большой заказ был размещен в Москве на механическом заводе Густава Листа, где в течение почти двух лет, с 1883 г. по 1885 г., изготовили два паровых котла, буровой станок, паровую машину с передним и задним ходом, паровой насос, буровые долота, штанги, расширители, желонки, уравнительные винты, "самопад" системы Фабиана и другие инструменты для ударного бурения, а также металлические резервуары для нефти, Это оборудование вначале из Москвы водным путем доставили в г. Чердынь (ныне райцентр в Пермской области), чтобы далее по рекам Колве и Печоре перевезти в район промысла на Ухту. Вследствие определенных сложностей, возникших при транспортировке этих крупногабаритных грузов, значительная часть оборудования на промысел так и не была доставлена и осталась в самых различных местах по данному маршруту.
Внезапная кончина Михаил Сидорова 12 июля 1887 году в возрасте 64 лет прервала большие и хорошо продуманные начинания по развитию Ухтинского нефтяного промысла. Похоронен был М. Сидоров в Санкт-Петербурге на Лазаревском кладбище, недалеко от могилы своего знаменитого земляка М. Ломоносова. В некрологе газеты «Новое время» от 19 июля 1887 г. было сказано: «В нашем обществе так редки примеры увлечения, настойчивости и последовательности в проведении известных идей, что люди, подобные Сидорову, должны возбуждать удивление, имена их должны с благодарностью сохранятся для потомства».

Сохранить память о славных деяниях
Михаил Константинович Сидоров прожил замечательную жизнь, полную желанием принести всемерную пользу Отечеству, сделать все для величия и могущества России, развития ее нефтяной промышленности. Сегодня можно еще раз оценить глубину его обращения через столетие к нам, живущим в конце ХХ в.: «Долг каждого гражданина стремиться, чтобы его Отечество было счастливо и пользовалось благосостоянием и спокойствием. Наш Север в три, четыре года можно превратить в такую страну, в которую будут приезжать из других мест нашего отечества для приобретения капиталов ... Несмотря на все - препятствия, я употреблял все усилия положить начало нефтяному промыслу и тем самым принести пользу моей Родине ... И будущее поколение не упрекнет нас за то, что мы не заботились о его благосостоянии, напротив, оно будет нам благодарно».
Увы, немного сделано сегодняшним поколение для сохранения памяти о выдающемся исследователе Русского Севера и основателе Ухтинского нефтяного промысла. На месте одной из первых скважин Михаила Сидорова, возле нынешнего поселка Водный в Республике Коми, есть скромный обелиск, поставленный местными краеведами, а в экспозиции музея Арктики в Санкт-Петербурге выставлен его портрет с краткой биографией. В архиве Российской академии наук хранится большое количество материалов из творческого наследия Сидорова. Однако, ссылаясь на известные трудности, отсутствие финансирования, наши ученые-историки не могут приступить к их обработке вот уже в течение длительного времени. На фоне забвения его имени в нашей стране обостренно воспринимаются слова норвежских ученых о том, что на острове Шпицберген одна из вершин носит имя Михаила Сидорова.
Историческая новелла Валентина Пикуля заканчивается словами: «Я верю, что Сидорову еще будет поставлен памятник. Стоять ему на полярном берегу - лицом к арктическим льдам, разрушаемым форштевнями ледоколов, и за спиной дерзкого мечтателя пусть высятся ажурные вышки ухтинских нефтепромыслов...» Хотелось бы верить, что многотысячный коллектив нефтяников Республики Коми, привлекая силы энтузиастов-краеведов, сможет найти реальные возможности для увековечивания памяти Михаила Сидорова, одного из ярких представителей поколения первопроходцев русского Севера.


Матвейчук А.А © 2017