Форма входа

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Посоветовать другу

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Воскресенье, 17.12.2017, 22:17
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | | Вход
Ухтинский миф


(Опубликовано в Сборнике научных трудов Ухтинского государственного технического университета. Ч. II. Ухта. 2008. С.394-399.) 


К ВОПРОСУ О МИФОЛОГИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ «НЕФТЯНОГО ЗАВОДА» Ф.С.ПРЯДУНОВА НА РЕКЕ УХТЕ В 1745-1753 гг.

А.А. Матвейчук, кандидат исторических наук, действительный член РАЕН

Современный период развития постсоветской России, в условиях имеющегося в отечественной науке определенного плюрализма мнений и суждений, способствует трансформации общественного исторического сознания. Неудивительно, что в настоящее время в средствах массовой информации, да и в исторической литературе нередко можно встретить неоднозначные по своему содержанию и направленности разноплановые оценки ключевых событий отечественной истории, в том числе касающиеся и этапа зарождения российской нефтяной промышленности. К этому, следует добавить и то, что, имеющийся значительный массив современной исторической и историографической информации по нефтяной промышленности, сохраняет в себе целый комплекс шаблонов и стереотипов советской эпохи по дооктябрьскому периоду, обеспечивающих до сих пор воспроизводство ряда существенных искажений и неточностей в освещении ключевых событий отраслевой истории. И поэтому все еще остается значительным число авторов, которые безосновательно отвергают аргументированную позицию профессиональных историков по спорным вопросам, и продолжают конструировать мнимую историческую реальность в том числе, и в целях амбициозного дилетантского самоутверждения.
Наиболее ярким примером вышесказанного, в различного рода публикациях нашего времени, может служить мифилогизированное освещение деятельности «нефтяного завода» Федора Савельевича Прядунова в 1745-1753 гг..
Казалось, что исследования историков УГТУ последних лет, с привлечением материалов РГАДА и других архивов, должны были окончательно развеять сомнения скептиков о полноценной научной разработанности проблемы «нефтяного завода» Ф.С.Прядунова и полном отсутствии в тот период на Ухте какого-либо нефтеперерабатывающего производства. Казалось, что должны были придти к закономерному финалу и дискуссии ученых по данному вопросу, и, наконец, прекратится массовая публикация сомнительных материалов.
Однако, этого не случилось и по-прежнему не иссякает поток постоянно всплывающих исторических рудиментов. Вот только несколько примеров. В 1999 г. издательство «Наука» выпустило монографию В.П.Лишевского «Очерки о деятелях российской науки и техники». В указанной книге, вторым по счету помещен очерк «Рудоискатель и промышленник Федор Прядунов». Автор приводит «обстоятельное» описание предприятия с различными несуразностями: «Дата создания первого на Руси нефтеперегонного завода зафиксирована в материалах Берг-коллегии, основанной Петром I в 1719 г. …Построенный Прядуновым нефтеперерабатывающий завод, по мнению некоторых исследователей, был первым не только в России, но и в мире. Состоял он из сруба колодца, сооруженного вокруг источника вокруг источника для сбора нефти, строения в котором осуществлялась перегонка, сарая для хранения тары и готовой продукции, Неподалеку находилась изба, где жили «работные люди» (обычно их было 4-5 человек). Имелась еще и баня. Перегонку производили следующим образом. В медный котел, вмазанный в печь, сложенную из камней, наливали нефть. ….»(1) Далее В.П.Лишевский, дав полную волю своей фантазии, дает подробное описание якобы происходившего технологического процесса переработки нефти и качественных характеристик готовой продукции: «В результате перегонки получалась жидкость соломенно-желтого цвета. Это не был чистый керосин, а смесь его с тяжелым бензином, лигроином и соляром. Конечный продукт скорее напоминал современное дизельное топливо. Иногда для его улучшения перегонку повторяли» (2). Текст данного очерка дополняют схематичный рисунок мифической нефтеперегонной установки и портрет изможденного пожилого человека с длинными спутанными волосами и бородой, с подписью «Ф.С.Прядунов» и странной датой «(1674-1753)» (3).
В 2000 г. московское издательство «Большая российская энциклопедия» выпустило в свет статье специальное издание «Новый иллюстрированный энциклопедический словарь», где в статье «Нефтепереработка» можно прочесть следующее: «…Впервые нефтепереработка в промышленном масштабе осуществлена в России на заводе, построенном на р.Ухте (1745)» (4).
На следующий год в красочно изданном альбоме «Огни Москвы», подготовленным авторским коллективом под руководством кандидата технических наук И.И.Гольдина, появилось утверждение, которое довело существующий миф уже до полного абсурда: «В 1745 г. русский предприниматель Ф.Прядков (!) построил на Ухтимском (!) нефтяном месторождении первый в мире нефтеперегонный завод» (5).
В сентябре 2004 г., в ходе работы XVII Московской международной книжной выставки-ярмарки, издательский дом «Земля и Человек XXI в.» и издательский центр «Elima» торжественно представили читателям монументальную книгу объемом 896 страниц, под редакцией доктора технических наук И.И.Мазура «Нефть и газ. Мировая история». На страницах этого издания вновь присутствует утверждение о том, что «архангельский купец Федор Прядунов построил на Ухте первую в России и Европе промышленную установку по перегонке нефти» (6).
Можно и дальше продолжать перечень названий книг, изданий, газетно-журнальных публикаций последнего времени, где вновь и вновь, тиражируется упомянутое искажение исторической реальности. И в данном случае вполне правомерным является вопрос, что же определяет и обеспечивает подобную устойчивость и даже некую преемственность существования данного мифа, несмотря на все предпринимаемые усилия профессиональных историков развеять устоявшиеся стереотипы прошлого?
В поисках искомого ответа, представляется необходимым, обратится к анализу содержания печатных изданий XIX в. и начала ХХ в., ссылки на которые присутствуют в работах более позднего периода.
Их изучение покачало, что в качестве начальной точки отсчета зарождения мифа о «нефтеперегонном заводе» на Ухте можно рассматривать 1846 г., когда в Германии вышла книга А.А.Kайзерлинга «Wissenschaftliche Beobachtungen auf einer Reise in das Petschora Land» («Научные наблюдения во время одного путешествии в Печорский край»), где упоминалось, со слов местных жителей, предание о деятельности некого купца Набатова.
Через шесть десятилетий сведения из этой работы привел литератор В.Симонович в своей компилятивной работе «Нефть и нефтяная промышленность в России», опубликованной в 1909 г.: «… по преданиям зырян, здесь были еще чудские ямы, потом в конце XVIII-го столетия здесь добывал нефть также из ям, московский купец Набатов и перегонял ее, сбывая до 1000 пудов ежегодно чистого прозрачного масла в московские аптеки. По его смерти завод сгорел и добыча нефти прекратилась» (7).
Надо отметить, что книга В.Симоновича была встречена неоднозначно в научном и инженерном сообществе, в том числе и относительно его суждений относительно ухтинского нефтяного промысла. В этом плане своеобразная отповедь ему была дана в книге В.Д.Соколова «Тиманская нефть», опубликованной в Москве в 1910 г.: « В половине столетия (в 1746 г.), как это видно из недавно изданных документов, хранящихся при Архангельском Губернском Правлении, значился на р. Ухте нефтяной склад Федора Прядунова. В каких размерах производилась им добыча – неизвестно.  Едва ли она могла быть сколько-нибудь значительной, так как из имеющихся об этом промысле сведений. надо полагать, добыча нефти производилась там примитивным путем, которым пользовались зыряне до последнего времени» (8).
И, тем не менее, спустя семнадцать лет, в 1926 г. именно «Набатовская версия» В.Симоновича была реанимирована вновь. В тот год геолог С.В.Обручев по заданию Геологического комитета был направлен в экспедицию в Тимано-Печорский регион. По результатам проведенной работы в издательстве Совета нефтяной промышленности был опубликован его отчет «Ухтинский нефтеносный район», где наряду с геологическим описанием, он сообщил следующее: «В 1745 г. Набатов устроил в Усть-Ухте нефтеочистительный завод и отправлял ежегодно до конца XVIII века в московские аптеки до 16 тонн керосина; всего добывалось до 60 тонн нефти в год. Сырая нефть отправлялась за границу. После смерти Набатова завод сгорел, и эксплуатация месторождения прекратилась» (9).
Последующие два десятилетия упоминание о «заводе Набатова» из отчета С.В.Обручева не привлекали внимания исследователей, пока в 1947 г. его вновь не озвучил профессор Н.В.Тихонравов в своей монографии «Нефть»: «В 1745 г. купец Набатов приехал на Ухту и соорудил там первый в мире нефтеочистительный завод. Набатов добывал и нефть. На своем заводе он очищал 1000 пудов нефти в год, а продукцию отправлял в Москву» (10).
Далее в 1949 г. в журнале «Нефтяное хозяйство» появилась статья известного ученого-экономиста А.Е.Пробста «Из истории организации добычи и переработки нефти на Севере СССР», которая значительно ускорила дальнейшую эволюцию мифа (11). Прежде всего, автор, вступил в заочную полемику с профессором Н.В.Тихонравовым относительно «купца Набатова» и выдвинул свою версию: «Фамилию Набатова ввел в литературу впервые, по-видимому, Кайзерлинг, который и сообщил, со слов местного населения, о купце Набатове. Нужно думать, что Кайзерлинг спутал фамилию Набатова с фамилией Нагавикова, вологодского купца, в 1756 г. купившего завод у наследников (вдовы) Прядунова.» (12). Далее А.Е.Пробст, ссылаясь на некоторые архивные документы ЦГАДА, дал достаточно подробную картину нефтяного промысла Прядунова. Однако из этого, не имея на то никаких оснований, он сделал неожиданный вывод: «Весьма важно отметить, что Федор Прядунов на своем «невтяном заводе» не только добывал натуральную нефть, но затем на своем же заводе ее перегонял – передваивал. Архивные материалы бесспорно доказывают, что еще за 80 лет до братьев Дубининых на Ухте в 1745 г. была организована перегонка нефти и что Федору Прядунову принадлежал приоритет организации первого не только в России, но и в мире нефтеперегонного предприятия, как он тогда назывался «завода» (13). Кроме того, А.Е.Пробст привел и некие технологические подробности, которые могут вызвать удивление у любого специалиста отрасли: «При перегонке Прядуновым черной нефти в светлую, т.е. в керосин (по архивным материалам продукция Прядунова была «желтого» цвета), потери нефти составляли от 25 до 33%: их трех фунтов нефти после «передвойки» получалось два-два с половиной фунта чистой нефти» (14). Остается только гадать, что имел в виду автор под обозначением «чистая нефть»? И неужели он не знал азбучного факта, что на выходе из перегонного куба можно получить вовсе не керосин, а только керосиновый дистиллят?
Причины появления вышеупомянутой работы А.Е.Пробса в определенной мере становятся понятными, если их рассматривать в контексте общественно-политической обстановки в СССР в 1949 г. 24 января 1949 г. на заседании Оргбюро ЦК ВКП(б) было принято решение о борьбе с антипатриотическими тенденциями в советском обществе. Новый, мощный импульс для развертывания битвы с «космополитизмом и низкопоклонством перед Западом» был дан 11-16 марта 1949 г. на расширенном заседании Академии общественных наук при ЦК ВКП(б), где целая группа советских историков была обвинена в «извращении отечественной истории». Поэтому вполне закономерно, что в ходе широкомасштабной компания, получившей меткое определение в народе, «Россия – родина слонов», в отечественной научной и популярной литературе отчетливо проявилась тенденция приписывать русским ученым и изобретателям чуть ли не все важнейшие открытия и изобретения современной цивилизации. Подобное волюнтаристское «дописывание» истории и идеологическое «переосмысливание» мировых приоритетов в различных отраслях науки и техники в тот период и заложили основу для формирования определенных ментальных установок в общественном сознании, которые до сих пор дают себя знать в самых различных проявлениях.
Еще более четкие контуры «ухтинский нефтеперегонный» миф приобрел в 1951 г. после выхода в свет сборника «Материалы к истории отечественной нефтяной неуки и техники» из серии «Труды Московского нефтяного института» (15). Так в статье члена-корреспондента АН СССР М.А.Капелюшникова «Из истории нефтяного дела» можно найти следующее голословное утверждение: «В сороковых годах XVIII века на Ухте был построен первый в мире нефтеперегонный завод. Завод перерабатывал нефть и полученное из нее прозрачное масло направлялось в Москву» (16).
В этом же сборнике помещена статья В.М.Гуревича «К вопросу о первом нефтеперегонном заводе», где представлена некоторая «доказательная» база. Однако, анализ указанной статьи показывает, что вся ее содержательная основа содержит только разнокалиберные цитаты из различных печатных источников, которые как раз, и не содержат какой-либо информации о наличии нефтеперерабатывающего производства на Ухте. И, тем не менее, без всяких на то оснований, автор сделал категорический вывод: «Таким образом, не остается сомнения в том, что по данному в 1745 г. указу Берг-коллегии нефтяной завод, построенный Ф.С.Прядуновым в 1746 г. на диких берегах далекой Ухты, и является первым русским нефтеперегонным заводом» (17).
После 1951 г. с выходом в свет упомянутого сборника «Трудов Московского нефтяного института» сведения о «нефтеперегонном заводе Ф.С.Прядунова» были фактически узаконены и вошли в тексты основных учебных пособий советских нефтяных ВУЗов и техникумов. Таким образом, директивная партийная установка, обосновать приоритет русской науки и техники во всех областях и направлениях творческой и созидательной деятельности человечества, получила свое воплощение и в истории отечественной нефтяной промышленности.
Окончательное формирование структуры мифа о «первом нефтеперегонном заводе в России» произошло в начале 70-х гг. ХХ века. В тот период в Уфе вышла в свет книга известного советского специалиста в области конструирования и эксплуатации трубчатых печей, профессора К.В.Кострина «Глубокие корни», написанная в виде исторических очерков (18).
В ней помещен обстоятельный очерк «Гражданин Архангелгородского посада» о жизни и деятельности Ф.С.Прядунова. Один из разделов этого материала носит название «Первый нефтеперегонный завод в мире» и содержит обстоятельный рассказ об аппаратном обеспечении и технологическом процессе перегонки нефти, Причем автор «простыми расчетами» привел и некоторые конструкционные и эксплуатационные характеристики: «Установка работала 200 дней в году, а один цикл работы продолжался 8,35 пуда или 134 килограммов нефти. Для такого количества нефти необходимо было иметь котел объемом около 200 литров, полусферической, с диаметром 900 и глубиной 450 миллиметров» (19).
Однако понять из текста книги, из каких источников К.В.Кострин получил информацию для своего очерка о «первом нефтеперегонном заводе не представляется возможным. Употребляемые автором утверждения: «…как у указано в источниках, Прядунов получал 1000 пудов «керосина» в год, отбирая 60 процентов от сырья, то есть он перегонял 1670 пудов в год» (20) и «…из свидетельств современников следует, что нефтеперегонный куб был расположен на крытом дворе под навесом»(21) без каких-либо ссылок эти «источники» и «современников» признать какими-либо серьезными аргументами нельзя.
В последующее время ссылки на книгу К.В.Кострина» «Глубокие корни», как на источник сведений о «нефтеперегонном заводе Ф.С.Прядунова», появились не только в газетно-журнальных публикациях, но и в целом ряде изданий по истории отечественной нефтяной промышленности.
Подводя итог всему вышесказанному, следует отметить, что в истории создания и эволюции мифа о «нефтеперегонном заводе» Ф.С.Прядунова отчетливо проявились некоторые стереотипы и идеологические стандарты советской эпохи, использовавшиеся партийным руководством страны для реализации конкретных политических задач. Предпринятые в конце 40-х – начале 50-х гг. попытки «концептуального переосмысления» реальных исторических процессов закономерно вылились в фабрикацию вымышленных событий и по инерции в их последующее клонирование, к сожалению, продолжающееся и в наши дни.


Матвейчук А.А © 2017